...

...

Тропа Уберменша

«Зловещее солнце волчьим зраком щерилось сквозь облака над полем, еще остывающим от утренних туманов. Парило. Хальвдан смотрел из-под тяжелой ладони вперед, на стройные ряды вражеского войска. Его взгляд был напряжен, он ждал мига Судьбы, сплетенного за много лет до его рождения Норнами. И с каждым мгновением его тело наполняла неудержимая ярость.


Он начал прохаживаться по мокрой траве неспешной походкой ульвхеднара, волчьей поступью, волчьим шагом. В ушах стоял бесконечный шепот. Хотелось безудержно и безумно хохотать, чтобы не слышать голосов с той стороны рассвета.

Закатив глаза, Хальвдан пронзительно кричал сквозь утро хохочущим голосом, от которого дрогнули ряды врагов. «Татей грозных поражаю, Одноглазому в ряды достойных, хирдом эйнхериев, вдохновения волей, судеб жалом, посвящаю!» И копье, пронзая воздух, вонзилось в горло врага, открывая дороги жарким, томным, в сон повергающим рекам… А дружина уже бежала волчьей стаей, разя хохотом и остриями мечей трусливые сердца бегущих посрамленных врагов. И единственным оком ухмылялось солнце…»

Древние скандинавские воины, перед началом битвы, совершали ритуальное действие: они бросали копье над головами врагов, тем самым, посвящая жизнь и смерть врага своему Богу, Одину. Для чего они совершали столь странный, упреждающий ритуал?

Копье имело солярный и космологический смысл и соотносилось с Мировой Осью. Кроме того, оно воспринималось как фаллический символ. В этом смысле, Копье означает также мужское начало, дающую жизнь силу, плодородие, воинскую доблесть. Еще один важный аспект символизма Копья — его жертвенное значение.
В скандинавском эпосе, Младшая Эдда, Сага о Вельсунгах и Старшая Эдда (Вторая песнь о Хельги Убийце Хундинга), Есть неоднократные упоминания о легендарном копье Бога Одина, о его фантастических свойствах, как универсального оружия и мистических, как магического предмета.

Оно обладало волшебным свойством поражать любую цель, пробивая самые толстые щиты и панцири и разбивая на куски самые закаленные мечи:
"Тогда Локи отдал Одину копье Гунгнир, Тору - волосы для Сив, а Фрейру корабль Скидбладнир. И он объяснил, в чем суть тех сокровищ: копье разит, не зная преграды, волосы, стоит приложить их к голове Сив тотчас прирастут, а кораблю Скидбладниру, куда бы не лежал его путь, всегда дует попутный ветер..."

Знаменитый меч Сигмунда, рубящий даже камень, сломался о копье Одина, который приняв вид человека в синем плаще, пришел на поле битвы помочь конунгу Люнгви, сражавшегося против Сигмунда и Эйлими:
"А когда продлился бой тот некое время, явился на поле том человек в нахлобученной шляпе и синем плаще; был он крив на один глаз, и в руке у него - копье. Этот человек выступил навстречу Сигмунду-конунгу и замахнулся на него копьем. А когда Сигмунд-конунг ударил изо всей силы, столкнулся меч с копьем тем и сломался пополам на две части".

Также Один дал свое копье Дагу для убийства Хельги, сына Сигмунда. Даг пронзил Хельгу копьем в роще Фьетурлюнд.

В Рагнарек Один выйдет с копьем Гунгнир биться с Фенриром.

Вместе с тем, именно Гунгниром Один пригвоздил себя к Мировому ясеню и девять дней пробыл в состоянии между жизнью и смертью, после чего обрел знание Мистерии Рун.
Так и люди, готовые к смерти, знающие о том, что смерть – только начало, воспроизводили эти древние архетипические ритуалы, заставляя и коварных врагов отправиться вместе с ними, посвятить их жизни Одину.

Копье – это бесконечное острие далекого звездного огня, пронзающее не только тела, но и души противников.

Варг Викернес в книге «Скандинавская мифология и мировоззрение» пишет:
«Копье, которое Один получил в подарок – это мысль; сознательная, острая мысль, которая всегда попадает в то, на что она была нацелена. Когда древние германцы кидали копье над своими врагами и посвящали их Одину, чтобы начать бой, это было просто символическим действием. Они говорили своим врагам, чтобы те приготовились, что у них есть планы на приближающееся сражение. Мысль брошена через поле битвы до того, как битва началась».


Так и слово скальдов, метко посланное нидвисой в лицо посрамленному, может стать тем оружием, которое разит сильнее мечей.


Быть может, именно поэтому, оставаясь непобеждёнными, так тосковали по грядущей Вальхалле берсерки и ульвхеднары, не желая мириться с тем, что других забрал к себе Всеотец…

Так и маленький князь Святослав, бросив свое первое копье во врагов, отправил себя в незримое путешествие к победному концу, достойной и гордой смерти. И его грозное «Иду на Вы!» стало символом весомости слова над любым оружием.


Мысль, брошенная через поле предстоящей брани. Мысль, что повергает слабых духом и ведет за собой сильных по древу Миров…


(с) BonMart