😴

😴


На безоблачном светло-голубом небе со скоростью минутной стрелки наливался полдень. Едва заметный прохладный ветерок изо всех сил пытался доказать, что способен расшевелить хотя бы кончики тёмных голых веток, местами пробивавшихся из сугробов. Сугробы неуклюже мял грязно-жёлтый минитрактор, то и дело спотыкаясь о бордюр и выбрасывая из трубы облака снега. Ветерок огибал лабиринты типовых многоэтажек и с прерывистым урчанием мотора пробивался через щёлочку одного открытого окна. Звуки, лёгкие потоки прохладного воздуха, щекотавшие щёки и мягкий солнечный свет, рассеянный атласным тюлем, оставляли все меньше места для сна. Зине хотелось ещё немного полежать, но уже нужно было собираться на работу. "Посплю в дороге", — наконец решила она и приоткрыла глаза.


Белый пушистый кот, дремавший на подоконнике, тотчас же заметил это, пару раз моргнул и неохотно встал; потянул то передние, то задние лапки, роскошно зевнул во всю пасть и перепрыгнул на кровать. Зина зевнула вместе с котом, откинула со лба непослушную прядку волос; нехотя отогнула уголок одеяла, впустив холодный воздух, вздрогнула, и накрылась обратно. Кот тем временем вскарабкался ей на грудь и преспокойно улёгся. Ну и как теперь куда-то идти?


На стене тихо тикали кварцевые часы, стараясь помедленнее шевелить стрелками и не тикать вовсе. Где-то глубоко под второй подушкой пропищал седьмой будильник. Аккуратно подвинув вновь уснувшего кота, Зина нащупала под ногами тапочки, встала, обхватив себя руками в тонкой пижаме, кинула на столик телефон с запутавшимися во сне наушниками и поспешила на кухню. Там она быстро набрала полчайника воды, щёлкнула кнопкой и кинула в круглый стакан с никелированным подстаканником пакетик чая с мелиссой. Затем ухватила какое-то полотенце, включила свет в ванной и поспешила под тёплый душ. Капельки горячей воды забарабанили по керамике, зеркало тут же запотело, ну а мы пока что переместимся обратно на кухню. Тут есть чем заняться — можно посвистеть в вентиляцию, хлопнуть окном так, чтобы Зина на секунду испуганно выглянула из ванной, или, на худой конец, подразнить кота какой-нибудь яркой ниточкой, выбившейся из её любимых штор.


На кухонном столе стояла стопка книг. На обложке верхней была нарисована подушка и полумесяц. Парочка книг лежала на кухонном подоконнике, а в соседней комнате стояло целых два больших шкафа. Зина — исследователь, работает в Московском институте сомнологии и изучает полёты во сне. В этом году она закончила работу над спектральным анализом храпа и возглавила новый отдел. В её подчинении теперь десять лаборантов и золотистый ретривер.


В ванной загудел фен. Кот встрепенулся, взъерошился и ускользнул в комнату. Вскоре следом пробежала Зина, обернувшись полотенцем до самых ушей и покачивая золотистыми кудрями. Быстро, как ураган, она пронеслась по комнате, ухватила косметичку и села за стол. На секунду её взгляд задержался на следе от складки наволочки на раскрасневшейся щеке, затем она вновь закружилась, виртуозно облачилась в платье, спешно накинула шубу и захлопнула дверь, оставив бумаги со стола медленно планировать на пол.


Стрекот её тонких каблуков гулко разнесся по подъезду этажей на пять вверх. Зина пронеслась мимо тихо посапывавшей вахтёрши, улыбнувшись и приветственно подняв руку, толкнула дверь и вдохнула полной грудью морозный воздух.