Толпа с криком «берите их, бей!», двинулась к ротмистру… 

Толпа с криком «берите их, бей!», двинулась к ротмистру… 

Нечаев

10 марта 1903 г. началась стачка рабочих Златоустовского оборонного завода, принадлежащего казне. Требования рабочих, изначально сводившиеся к изменениям условий труда, к отмене только что введенных новых расчетных книжек, вскоре сократились до одного: освободить выборных от рабочих депутатов, отправленных в тюрьму "в порядке охраны по подозрению в подстрекательстве толпы к неисполнению требований заводоуправления".

С. Прокудин-Горский. Златоуст. 1909 год.

Работа на заводе была прекращена, а рабочие массово пошли к дому горного начальника, тот на требования не реагировал, но поспешил сообщить о беспорядках уфимскому генерал-губернатору Н. М. Богдановичу. 12 марта Богданович приехал в Златоуст.

Товарищ прокурора уфимского окружного суда Стерлитамакского участка В. А. Дьяченко: 

«По адресу Долгова и других должностных лиц слышны были постоянно ругань и брань. Толпа с криком «берите их, бей», двинулась к ротмистру, несмотря на его просьбы успокоиться, толпа настоятельно требовала немедленного освобождения арестованных. Губернатор неоднократно выходил к толпе, уговаривал рабочих разойтись, начать работу и ждать разрешения их просьб, но рабочие не слушались. Они кричали, что разойдутся тогда, когда отпустят Филимошкина и Симонова. К губернатору и мне обращались грубо, сыпались угрозы «давай его сюда». Все бывшие в доме горного начальника неоднократно выходили к толпе и просили её разойтись, предупреждая что в противном случае будут стрелять. Но в ответ на это лишь слышались крики: "не имеешь права, врёшь", а вслед за тем брань и угрозы». 

Полковник П. В. Шатов:

«Дом горного начальника осаждается толпой настолько, что затруднительно было подъехать к крыльцу и выйти из саней. По нашем приезде в наружную дверь дома стали раздаваться звонки и стуки, а толпа неистово что-то орала, почему губернатор предложил исправнику выйти наружу и узнать, в чём дело; исправник доложил, что требуют губернатора. Вновь через исправника было объявлено, что губернатор со всей толпой говорить не может, чтобы были выбраны депутаты, которые явились бы утром, а чтобы теперь все, за поздним временем, шли бы по домам. Шум и крики усиливались, толпа не расходилась. Возвратясь, исправник доложил, что толпа разойтись не желает, а настаивает видеть губернатора.
Пришлось Его Превосходительству выйти к толпе, он был встречен тем же шумом. Его Превосходительство объявил, что говорить с толпой не может, высказав при этом, что он не желает видеть в них бунтовщиков, просьбы их выслушает завтра от депутатов, которых они выберут, если они сейчас разойдутся по домам, а утром выйдут на завод работать. За губернатором с трудом затворили двери. Его Превосходительство вынужден был потребовать воинской охраны дома, для чего была вытребована из Арсенала дежурная рота Мокшанского резервного батальона».

12 марта толпа разошлась, но 13 с утра снова окружила дом горначальника, в котором находился Богданович с требованием освободить арестованных. 

Полковник П. В. Шатов:

«В 9 часов утра вся толпа числом тысячи 1-2 двинулась к дому горного начальника. Послышался крик, шум и по-прежнему стук и звонки в дверь. Немного погодя вышел губернатор вместе со мною, прокурором, горным начальником, ротмистром Долговым, товарищем прокурора Дьяченко, исправником и другими. Губернатор обратился к толпе со словами увещания, старался разъяснить, что вопрос о расчётных книжках передан на разрешение министра земледелия, что же касается арестованных, то дело о них будет рассмотрено, и просил рабочих разойтись по цехам на работы, вспомнить о семьях и необходимости заработка. Я тоже обращался к рабочим, говорил, что будет рассмотрено дело и может быть будут освобождены арестованные».

Рабочие расходиться отказывались, начались попытки выломать дверь, за которой укрылось начальство, после чего вышедший вновь губернатор объявил, что войскам будет приказано стрелять, если толпа не разойдётся сейчас же. Рабочие остались на месте. Богданович отдал приказ стрелять. 

Погибло от 45 до 69 человек, точные данные отсутствуют; раненых от 87 до 250. Аресту подверглись более ста человек, шестерых осудили на тюремное заключение, десятерых на административную высылку. 

За жестокую расправу с рабочими Богданович был приговорен к смерти Боевой Организацией эсеров, в мае 1903 г. приговор приведен в исполнение Егором Дулебовым. 

Н. М. Богданович

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и паблик во «ВКонтакте».