Страна-мафиози. Как КНДР зарабатывает на криминале и криптовалютах

Страна-мафиози. Как КНДР зарабатывает на криминале и криптовалютах

[netstalkers]

Для многих стран нелегальная экономика — источник огромных проблем, но у Северной Кореи свои реальность. И в этой реальности криминал, контрабанда и криптовалюты, судя по всему, стала огромным источником доходов для КНДР.

Полулегендарное «Управление-39», по информации американской разведки, было создано в КНДР еще в конце 1970-х гг. Тогда еще авторитарна, но рыночная Южная Корея стала резко набирать обороты, а вот проблемы Северной Кореи становились хроническими. Солнцеликие вожди самой жестокой страны в мире решили взять на вооружение старый большевистский способ: криминал.

Из задокументированных случаев участия КНДР в оргпреступности можно выделить:

  • рабский труд северокорейцев (траффикинг). По разным оценкам, за границей . Основные направления траффикинга — Китай, Россия (у нас северокорейцы строили Олимпиаду в Сочи), Юго-Восточная Азия, почему-то Польша. По разным оценкам, на благо КНДР за валюту трудятся 46 тыс. (Южная Корея, ООН) до 150 тыс. или даже 200 тыс. У таких рабочих забирают от 70% до 100% зарплаты, а ежегодный доход КНДР составляет от $900 млн до $1,3 млрд. А
  • контрабанда. Дипломатов из КНДР неоднократно ловили на перевозке запрещенных веществ, драгоценностей, оружия, сижек, алкоголя и прочего веселья (раз, два, три). Сами дипломаты не внакладе — судя по всему, им достается большой кусок выручки, да и работа дипмиссий оплачивается часто из того же источника. Остатки забирает режим, или направляет на пропаганду в западной прессе.
  • наркота. Поверь, Уолтер Уайт просто сосунок по сравнению с северокорейцами. Когда в КНДР решили построить улицу небоскребов, то обнаружили недостаток техники. И не придумали ничего лучше, чем...раздать амфетамин почти всем строителям.
Первый случай в истории, когда наркотики использовали вместо строительной техники и топлива к ней

Комитет по правам человека в Северной Корее утверждает, что метамфетамин употребляли от 30 до 50% граждан КНДР (т.е. — от 6 до 10 млн человек). Причем весь он — местного производства, которое ориентировано на экспорт. Объемы производства можешь представить сам. Ах, да — опийный мак в КНДР тоже является промышленным товаром.

  • фальшивомонетничество. Если санкции закрывают тебе доступ к валюте — напечатай ее! Фальшивые доллары и евро — самая задокументированная часть нелегального бизнеса КНДР, так как деньги приходилось продавать за границей. И здесь «Управление-39» сработало блестяще — им удалось наладить и качественную печать, и дистрибуцию, и логистику, а уж с поиском клиентов проблем не было. Полностью про «магазин баксов» читай тут (осторожно, английский).
Эти баксы — почти как настоящие. Только из другой страны
  • И конечно, было бы наивно ожидать, что такой сладкий кусок криминального пирога, как киберпреступность, ушел бы от внимания северокорейцев.

Хакерская группировка Lazarus считается главным кибеоружием КНДР. Именно эти ребята атаковали Sony Pictures после выхода фильма «Интервью» о покушении на Ким Чен Ына. Их самым крутым делом считается безумная атака на Центробанк Бангладеша, в ходе которой они с,314здили $80 млн золотовалютных резервов страны. Эта атака до сих пор не имеет аналогов по степени безумия и наглости. Lazarus работала в общей сложности в 20 государствах, атакуя IT-компании, банки и правительственные учреждения.

Вирус WannaCry, по многим данным, тоже может быть делом рук этой группировки — во всяком случае, на это намекают огромные куски исходного кода, который до выхода вируса уже встречался в эксплойтах от Lazarus. Атака вируса-вымогателя принесла хакерам около 50 BTC ($720 тыс. по текущему курсу).

Со временем оказалось, что WannaCry был для хакеров из КНДР легкой разминкой. Национальная служба разведки Южной Кореи считает, что воровство бабла с бирж Bithumb и Yapizon тоже организовали северокорейцы. Оказалось, что это ничуть не менее прибыльный бизнес, чем атаки на государства — объем угнанных битков составил те же $80 млн.

IT-безопасники из Record Future считает, что в мае этого года КНДР резко активизировали усилия по майнингу биткоинов и другой криптовалюты. Объем намайненного невелик — всего около $100 тыс. до конца этого года. Но именно здесь усилия КНДР будет сложнее проконтролировать. И что станет с крипторынком, если вдруг Северная Корея и другие авторитарные государства захватят операционный контроль над ключевыми криптовалютами?

Другие полезные ссылки о КНДР: (все на английском)

  1. Washington Post о махинациях КНДР со страховками: ссылка.
  2. Отчет Record Future о том, как КНДР тратит битки (спойлер: элитка не отличает свои и чужие деньги и с радостью тратит их на себя): тыц.
  3. Много деталей о том, как именно в КНДР потребляют мет. Один из соавторов — российский кореевед Андрей Ланьков: клик

Присоединяйся к [netstalkers] во всех соцсетях: YouTube | Telegram | VK.com |