Русские добровольцы в Сталинграде

Русские добровольцы в Сталинграде

WlassowAction

31 января - 2 февраля принято считать окончанием Сталинградской эпопеи, которая закончилась капитуляцией Шестой армии Паулюса. Однако, в реальности были моменты, которые в официальной истории не упоминаются принципиально, хотя, впрочем, этим "официальная историография" грешит подобным образом не только против обстоятельств Сталинградской эпопеи, но против всей войны в целом. 

Боевой путь русских в составе Шестой армии начался практически с первых боевых соприкосновений её с частями Красной Армии. Большой скачок в численности добровольцев произошёл во время освобождения области Войска Донского летом-осенью 1942 года. С течением времени постоянно росло число добровольцев в боевых подразделениях Шестой армии, равно как и в подразделениях обеспечения: шоферы, подносчики боеприпасов, сапёры, связные и прочие (фигурирует цифра в среднем по 27% русских в дивизиях Шестой армии).

Командир батальона 76-й пехотной дивизии Йохен Лезер вспоминает, к примеру, как двое красноармейцев добровольно присоединились к боевым порядкам его подразделения непосредственно сразу после пленения, и продолжили участие в бою, причём один из них стал вторым номером в расчёте пулемёта, а когда первый номер погиб, занял его место.

На самый драматический момент Сталинградской эпопеи количество русских в рядах Шестой армии оценивается от 50 до 70 тысяч человек. Короче говоря, русские бойцы были второй по численности национальной группой Шестой армии после немцев, превосходя числом румын, итальянцев и хорватов. 

Но наибольший след в обороне Сталинграда русские добровольцы оставили в самый в последний период обороны, в момент капитуляции и после. Незадолго до развязки из части русских бойцов была сформирована дивизия, вошедшая в историю под названием "Фон Штумпфельд", названная так по имени командира - генерал-лейтенанта Ганса Иоахима фон Штумпфельда. Дивизия активно участвовала в боях, пополнялась бывшими красноармейцами, постепенно численно росла, офицерские должности заполнялись добровольцами из бывших офицеров РККА.

А тем временем жестокие бои в окружении продолжались. И 25 января монолит Шестой армии дал первую трещину - командиром 51-го армейского корпуса генералом артиллерии фон Зейдлицом-Курцбахом был отдан приказ, разрешавший командирам полков и батальонов сдаваться в плен без особого приказа. Паулюс приказ, разумеется, тут же отменил, но свою роль приказ сыграл - началась сдача в плен отдельных солдат и подразделений. 

2 февраля наступила развязка - капитулировала Северная группировка генерала Штреккера. Но добровольческие подразделения не капитулировали - они были предоставлены самим себе и начали действовать самостоятельно. Кто-то решил пробиваться и погиб, кто-то всё же пробился, как например, казачье подразделение есаула Нестеренко. Дивизия "Фон Штумфельд" заняла глухую оборону и продержалась от нескольких дней до недели (считая с 2 февраля), последние подразделения стояли насмерть на Тракторном заводе. Но и это ещё не все. 

Организованное сопротивление задавлено - начались партизанские действия групп русских и немецких солдат. Надо сказать, что подземные коммуникации города этому способствовали. Во время боёв в городе, этими подземными коммуникациями активно использовали немецкие и русские войска, а так же мирное население. Там создавались госпиталя, убежища, склады коммуникации использовались для манёвра войск и т.д.

Последние немецкие и русские солдаты Шестой армии переместились под землю, нанося удары по советским войскам. Об этом свидетельствуют люди, привезённые для восстановления руин Сталинграда. В частности, есть воспоминания очевидца - на территории всё того же Тракторного завода и его окрестностей в марте-апреле 1943 года действовали вооруженные группы, выходившие на охоту из подвалов. Так же есть свидетельства о разгроме на территории завода "Баррикады" группы из примерно 200 бойцов. 

Периодически некоторые группы пытались выйти. 4 мая 1943 года в районе города Константиновск (400 км. от Сталинграда) была обнаружена группа одетых в красноармейскую форму солдат, в результате операции в плен попали 5 немецких и 2 русских солдата, показавших на допросе, что являются солдатами Шестой армии и их группа пробивалась из Сталинграда к своим. Русские добровольцы были расстреляны сразу же после допроса, а немцы отправлены в Ростовское НКВД. 

Русские добровольцы сыграли значительную роль в битве за Сталинград, выполнив приказ верховного главнокомандующего, которому присягали - держались до последней возможности, в ряде случаев до последнего солдата и последнего патрона, в ряде случаев - пробивались к основным немецким силам уже после того, как Шестая армия перестала существовать.

Кирилл Александров:

"Вопреки очень распространенным стереотипам и мифам, большая часть власовских офицеров, или, во всяком случае, если не большая, то процентов 40, как минимум, начали сотрудничать с противником после Сталинграда уже, с 1943 года, а некоторые вступили во власовскую армию в 1944, и даже в 1945 гг.

Во-вторых, проблема заключается в том, что вопреки тоже распространенным стереотипам, жизненные риски человека, если он записывался в РОА, особенно в 1943-1944 гг., они не снижались, а возрастали. Потому что уже положение в лагерях настолько изменилось по сравнению с первыми месяцами войны, и с этой страшной зимой 1941-1942 гг., что вступать в РОА в 1943, тем более, в 1944 гг. мог только самоубийца по большому счету. Это не было минимизацией жизненных рисков. 

У меня только в справочнике приведены сведения: 25 полковников, 5 генерал-майоров, - люди, имевшие русские, царские, советские награды, в том числе, до высших. Если во время такой страшной войны, о которой вы так хорошо рассказываете, происходит такая массовая измена пленных, генералов и офицеров своему собственному государству, той присяге, - а то, что это было массовое явление, у меня в этом нет сомнений, - значит, тут нужно искать какие-то социальные причины. В Первую мировую войну в плену у противника было 13 тысяч офицеров Русской армии – в австрийском, немецком, турецком плену, - но ничего подобного даже близко не было, вообще не было ни одного офицера-перебежчика – кроме прапорщика Ермоленко. Я уже не говорю о ситуации 19-го века. А здесь – проходит всего-то 25 лет, и вдруг десятки представителей высшего командно-начальствующего состава, соответственно, сотни представителей старшего и среднего комначсостава, пытаются создать армию, которая воевала бы на стороне противника. Явно это социальный процесс. И, наверное, закончить я бы хотел такими словами, - понимаете, я составляю поименную картотеку, и по моим данным примерно около тысячи представителей комначполитсостава советского военнопленного участвовали во Власовском движении – от лейтенантов до генералов. Это довольно большая цифра, учитывая, что Комитет генерала Зайдлица в советском плену - «Свободная Германия» - подержало только несколько сот немецких военнопленных офицеров".


Вы можете поддержать популяризацию власовское движения с помощью доната http://www.donationalerts.ru/r/WlassowAction