Рубрика "Интервью от Юрты"

Рубрика "Интервью от Юрты"

Паблик "Юрта"



— Здравствуйте Мухтар Кабулович! Меня зовут Рустам, я являюсь редактором «Юрты». Хотел бы сегодня задать вам ряд интересных вопросов, ну и конечно же поздравить вас с тем, что вас вычеркнули из списка интерпола.

—Здравствуйте! Спасибо!


1) Первый вопрос, который интересует многих, и меня включительно. Вы недавно вышли из тюрьмы. Чем вы занимались во время своего заключения?

— В тюрьме я провел более 3-х лет, был период когда я интенсивно занимался юридической защитой. Ко мне приезжали адвокаты. Мы отвечали на экстрадиционный запрос, который сначала был из Украины, потом из России. То есть юридическая работа по защите занимала у меня существенное время.

Одно время, я занимался написанием политических постов для facebook. Потом я сумел выделить время для написания экономических программ, и политических реформ. Позже, довольно много времени выделил для написания книги по шахматам. В общем, сильно был занят…


2) Сидели ли с вами в тюрьме уголовники и преступники международного масштаба?

— Я находился в полной изоляции, был в одиночной камере все 3 года. Только последний год ,наверно, в течении нескольких месяцев, я встречался во время спортивных занятии с пятью, шестью людьми, которые обвинялись в незначительных, экономических преступлениях. Правда был человек, осужденный за убийство на 25 лет — но это был абсолютно мирный человек. А так же один профессор, которого обвиняли в терроризме, привезли его из Канады. Однако все эти обвинения не были доказаны, ему предъявили обвинения со сроком давности в 35 лет. Это был профессор, ему было свыше шестидесяти лет, был спокойный человек. Собственно, у меня не было каких-либо проблем. Я ни с кем в одной камере не находился, у меня была одиночная камера. В то время как на этаже находились те, кто обвинялись в терроризме. В частности, во Франции и Бельгии была группа людей, уличенных в террористических актах, но я лично с ними не контактировал.

По моему, а также по заявлению моих адвокатов, у меня была усиленная охрана. Ко мне было очень сложно попасть. Даже если охране нужно было ко мне зайти, то это был не один человек, это была большая группа сопровождения от четырех до восьми человек. Чтобы со мной переговорить, либо передать какую-то информацию приходило несколько человек. Также внутри у меня был микрофон для коммуникации, я просто нажимал на кнопку, подходила охрана ,чтобы проводить меня к телефону.


— То есть вы чувствовали себя в полной безопасности, и не было какого-то чувства тревоги, что кто-то из заключенных может до вас добраться.

— Для заключенных это было нереально. Я был в закрытом блоке, к которому напрочь отсутствовал доступ. Собственно, администрация была в курсе о всех потенциальных угрозах, в связи с чем у меня была усилена охрана.


3) — На счет вашей семьи. Какова была реакция вашей семьи когда вас выпустили? Было ли что-то необычное?

— Трудно сказать… Что значит: что-то не обычное? Необычное — наверное то, что стремительно все произошло. Обычно процедура такая: суд рассматривает дело, выступает адвокат, и затем через какое-то время суд выносит решение. Обычно от двух недель до месяца проходит, прежде чем суд вынесет решение. А получилось так, что в тот же день прошло слушание, и уже около шести вечера решение суда было озвучено. И уже к десяти вечера я вышел из тюрьмы. То есть длительность процесса была экстра быстрой, что не стандартно.


— Думаю ваша семья была рада, что вы наконец-то вернулись к ним.

— Ну это очевидно. Я более трех лет просидел в тюрьме, и моя семья в это время пережила похищение. Всякое было, и преследования, и нападения… То есть членов моей семьи везде преследовали, за ними шла слежка. Ну и конечно же, мое освобождение придает им силы. Я ведь все-таки защищаю свою семью — это фактически дает им уверенность, что все в конце концов завершится благополучно. Скажем,оптимизм у них растет.


4) — Не советует ли вам семья остановиться, и прекратить вашу оппозиционную деятельность? Ведь это очень опасно, и может привести к крайне трагичным последствиям, помимо текущих репрессии.


— Возможно, у кого-то супруги или члены семьи возражают, но в моей жизни такого не было. Мои близкие всегда меня поддерживают, и более того всегда вселяли в меня уверенность, и никогда меня не просили остановиться.


5) Существует ли для вас лично какой-то любимый политик? Есть ли человек, который вдохновлял вас, служил примером?

— Если говорить о политиках, мне трудно кого-то в пример привести. Могу сказать кто мне лично нравится. Для меня являлся примером всегда один человек. Собственно, так получилось, я во многом повторил его путь. Он для меня даже не политик, он скорее общественный деятель, правозащитник, человек который формирует сознание людей, не просто в одной стране, а в мире — это Андрей Сахаров. По его примеру я и двигался. Я сам в принципе всегда любил физику, а его пример, так скажем, сузил мой выбор — я решил заниматься ядерной физикой. Учился я в Московском инженерно - физическом институте, где было очень много его учеников, последователей, которые меня очень многому научили. Для меня важен был его пример, когда человек, трижды Герой Социалистического Труда, создатель водородной бомбы, боролся за свои убеждения, отстаивал свою позицию. Он 11 лет провел в ссылке в Нижнем Новгороде, отстаивал свою позицию против проведения любых испытании, связанных с ядерным оружием. Он обращался к лидерам стран, призывая их не проводить каких-бы то ни было испытании, не применять ядерную энергию против человека. Конечно же он был отстранен, лишен всех регалий, провел 11 лет в ссылке, лишенный права на каких-либо научные взыскания. То есть фактически этот человек был в полной изоляции. Он мог отказаться от своих принципов, и получить обратно все свои звания, будучи одним из крупнейших ученых в мире, но тем не менее он не отказался. Для меня он является серьезным примером.


— А среди политиков?


Из политического же мира, для меня скорее близок Обама, не в полной мере, но во многом он мне импонирует. Второй человек — это канцлер Германии, Ангела Меркель. Так же стоит отметить одну фигуру — это бывший президент Литвы Альгирдас Миколас Бразаускас. В советские годы был первым секретарем ЦК КПСС. Из прежних политиков он примечателен тем, что когда он был первым секретарем, он настаивал на независимости Литвы, и выходе из СССР. В то время это было очень опасно. Я помню, как Горбачев приезжал тогда в Вильнюс, и стучал по столу кулаком, нападал на него. И Бразаускас занимал тогда твердую позицию, показывая, что представляет волю народа. Был период, когда он не боролся за власть, он спокойно ушел и сдал свою позицию. Через некоторое время, Бразаускас снова пришел во власть, и победил. То есть был президентом, потом ушел в отставку, через некоторое время создал партию, и стал уже премьер-министром. Это человек, который никогда не боялся потерять власть, и чувствовал что когда его присутствие необходимо в политике, он возвращался снова и побеждал. Для меня это очень важный показатель — он не цеплялся за власть. Может быть он в Литве и не так был любим народом, но я знал его лично, много раз с ним встречался. Тогда он был руководителем Литвы в 1992-1993 годах. Затем, я встречался с ним позже, когда он был президентом, премьер-министром. Он сильно запомнился мне тем, что готов был в любой момент уйти из власти, не цеплялся за власть — это очень сильное качество на мой взгляд.


6) — Мухтар Кабулович, есть такое мнение что вы занимаетесь очень жестким популизмом. Как вы можете это прокомментировать?


— Думаю, вам нужно четче сформулировать свой вопрос. В каком контексте «жесткий популизм»?

— Тактика прямого заигрывания с широкими массами: обещаешь много, а потом все забываешь.


— Я действую как и любой мировой политик. Скажем, как любой политик на том же западе. Любой политик выступает перед избирателями со своей программой реформ, и обещает избирателям то будущее, которое, на его взгляд, интересно и перспективно. Если избиратели его поддерживают — становятся его сторонниками, то на выборах голосуют за конкретную партию, за конкретного кандидата. Это есть стандартный подход. Когда говорят о моем «популизме», они должны сравнивать. Например: есть программа мистера икс - такая вот, а у Аблязова такая-то. И она по определенным показателям необоснованная, не реализуемая. Ни один человек не сказал, что те идеи, которые я предлагаю не обоснованы, не реализуемы. Вышел бы премьер-министр Казахстана и сказал: вот Аблязов предлагает программу реформ, политических и социальных реформ — она не реализуемая. И сказал бы почему — потому что денег нет, например. Заключив, вот это популистская программа, цена ее 7 миллиардов евро. Когда мы предложили программу «популистских» реформ стоимостью в 7 миллиардов евро, в интернете стали появляться комментарии типа «откуда вы возьмете деньги?». Я сразу же показал украденные деньги: закопанные 30 миллиардов долларов. Что такое семь миллиардов евро для нашей страны? Вообще ничего! Если просто не воровать, то они лежат на поверхности, в бюджете, в стране.

Поэтому, когда говорят о популизме — это означает не реализуемую программу. Пусть кто-то скажет, что какая-то из генерируемых нами программ не исполнима. Скажем, не исполнима, по причине отсутствия денег, еще каких-то причин. Нет ни одного подобного оппонента.


Второй немаловажный фактор: все привыкли жить под властью одного человека, который уже 28 лет у власти. Ну хорошо, давайте сравним! Пусть Назарбаев выйдет со своей программой, и скажет, вот у него программа такая и он ее реализует. Наравне с ним, мы выйдем со своей программой. Но нет же, он просто говорит «2050, 2030»… Все его программы заключаются в одном выводе: 10 поручении правительству — а это можно расшифровать одной фразой, чтобы в стране все было хорошо, я вам даю поручение. Это разве не популизм?

В наших же программах популизм полностью отсутствует, все подбито цифрами. Я могу вызвать на дискуссию любого министра, премьера, президента страны. Пусть выйдет с целым аппаратом за спиной, и скажет «это не реализуемо!» — я ему докажу обратное.

— Мне кажется никто не захочет из нынешних политиков пойти с вами на дебаты, попросту не осилят…

— Я скажу вам почему они не осмелятся на дебаты. Потому что профессионально никто не сможет противостоять, нет ни одного человека. Это я вам без ложной скромности говорю. Потому что там все люди, назначенные Назарбаевым, пришедшие на свои должности только благодаря Назарбаеву. У них нет за своей спиной ни идеи, ни программ. У них лишь одно лояльное отношение к Назарбаеву и все.

За моей же спиной имеются программы и реформы в экономике — в самых разных сферах. Я практически легко разбираюсь во всех областях экономики. Я всецело готов подискутировать с кем угодно, просто у них нет достойных оппонентов, поэтому они боятся. Никто их них не в силах оппонировать мне.



7) Есть ли у вас команда, как например у Алексея Навального, которая помогает вам в расследованиях? И сколько человек примерно состоит в этой команде?

Знаете, в одиночку человек не может чего-то серьезного добиться, если у него нет команды. Конечно, у меня есть команда. У меня огромная база данных. Многое сделано было еще несколько лет назад. Многое было сделано, когда я находился в тюрьме, публиковались материалы. Конечно же ,я не могу разгласить их имена, ибо режим будет их преследовать. Их количество тоже не могу озвучить. Но то, что у меня факты очень серьезные, я думаю, что по моим публикациям это видно. Еще не было ни одного заявления, вроде того, что «Аблязов солгал, факты фальсифицированы, цифры не те» и так далее. Не было ни одного заявления, просто ни одного.

8)В Казахстане вас заочно приговорили к 20 годам строго режима, а Государственный Совет Франции отменил экстрадицию. Где вы сейчас живете?


— Я живу во Франции.

9) Не самый скромный вопрос будет. Можете ли вы озвучить, сколько вы зарабатываете?

— Ну сейчас я ничего не зарабатываю. Я уже многократно говорил, что я входил в число крупнейших бизнесменов не только Казахстана, но и стран СНГ. По итогам одного 2007 года, я отразил чистый доход в размере 200 миллионов долларов, и заплатил в бюджет страны 20 миллионов долларов. Это только один год. Мой банк по итогам 2007 года отразил чистую прибыль в размере 537 миллионов долларов. Поэтому, когда мне этот вопрос задают, я очень иронично к этому отношусь. Как будто бы я гос. чиновник получающий заработную плату эквивалентом там тысячу, или две тысячи долларов в месяц. И мне задают вопросы вроде «а на что вы живете? Кто вам помогает?». Вы задаете вопрос человеку, который был одним из крупнейших бизнесменов страны и СНГ. И при том не чиновнику, а бизнесмену, который за свою жизнь в правительстве проработал только полтора года, и большую часть своей жизни занимался бизнесом. И когда властные структуры пытаются меня дискредитировать, я смеюсь и улыбаюсь. Мне становится смешно, когда они пытаются показать мои дома и самолеты. На те ресурсы которые я заработал, я мог позволить себе купить ракеты, не то что самолеты.


— Ну а какой у вас нынешний источник дохода?


— Ну если я говорю о тех ресурсах что у меня были, считайте что я живу на них


10) Имеется ли у вас какая-то личная ненависть или неприязнь к Нурсултану Абишевичу?


— Ненависти нет, неприязнь ,безусловно, есть. Я считаю, что он враг нашей нации, враг нашей страны. Это коррумпированный человек, который захватил страну и обманул нацию, обещав хорошее будущее. Он обманул, воспользовался, злоупотребил, и узурпировал власть. Получив эту власть, преследовал своих политических оппонентов, уничтожал, сажал в тюрьмы, убивал. Поэтому, в этом смысле у меня есть серьезная неприязнь. В принципе, чувства ненависти я ни к кому не испытываю, неприязнь, да. Я считаю - это враг нации, которого необходимо отстранить от власти и посадить в тюрьму.


11) Есть мнение, что Аблязов хочет вести страну по стопам Европы, исходя из этого назрел вопрос. Что вы думаете об однополых браках? Хотел бы отметить что на просторах Казахстана, в частности у моих друзей-знакомых оно резко негативное. Какова ваша позиция на этот счет?


— Знаете, я об этом ничего не думаю. Меня это не волнует. Меня волнует политика, меня интересует экономика. А кто кого любит, кто с кем спит — меня это не интересует вообще, абсолютно. Понимаете, это личный выбор человека. Я считаю, что есть общегражданские права, есть закон. Главное, что человек соблюдает все эти права. Все эти различия людей: на геев, лесбиянок, натуралов меня не заботят. Мне они не мешают, они живут своей жизнью, ни на кого не нападают, не истребляют, не бьют. Когда мне подобные вопросы задают, я осознаю, что власть фактически выдавила возможность обсуждать и решать серьезные вопросы у людей. Власть перенаправляет внимание людей на второстепенные, даже еще на менее степенные вопросы, вроде людей нетрадиционной ориентации, наркоманов, алкоголиков и прочее. Молодежь же в итоге начинает вокруг этого ходить. У меня очень простой посыл: будьте умными, занимайтесь серьезными вопросами, не занимайтесь ерундой! Это не имеет никакого отношения к нашему будущему — будущему сильной страны. Это не является супер важным вопросом, это личный вопрос каждого отдельного индивида. Вы не в состоянии регулировать чьи-то половые отношения— это смешно.

— Вопрос из любопытства. Если бы вы пришли к власти, легализовали бы вы однополые браки?

— А как можно легализовать отношения людей? Есть опять же закон, есть институт семьи. Что значит «легализовать геев»? Они есть, они есть во всем мире, так природа устроена. Если кто-то хочет обмануть, сказав, что их нет, то пусть этот человек живет в этом состоянии и продолжает обманывать себя.

— Ну в Чечне например говорят что их нет.

— Ну Чечня это знаете… Мне даже очень трудно комментировать… Это одно из самых ужасных мест на планете, с точки зрения отношения к людям, каких-то человеческих прав. Поэтому зачем нам Чечня? Может еще Северную Корею вспомним? Это не пример для разговоров, это самое ужасное что есть на планете.



12) Допустим вы стали Премьер-министром. Какой политический вектор наша страна примет в таком случае? Будем ли мы по-прежнему лояльны к России? Или мы скорее, как Туркменистан будем придерживаться нейтралитета? Какому мы будем симпатизировать, а кому нет?

— Если говорить о международной политике, я считаю, что у всех государств есть принцип суверенитета, так называемое суверенное право. Поэтому мы должны проводить независимую политику, подтверждающую наш суверенитет. С другой стороны, мы должны проводить взаимовыгодную политику и с Россией, и со всем миром. Приоритет должен идти из простого посыла: выгодно ли это для страны или нет, решает ли это вопросы с точки зрения безопасности или нет. Должны быть мирная политика, но не какая-то «супер-нейтральная». Думаю, что нашей стране статус «нейтрального государства» ничего не даст. Нам нужно становиться сильной страной, иметь серьезные вооруженные силы, чтобы противостоять возможному давлению. Не говорю со стороны какой-то определенной страны, имею в виду, что нужно всегда быть наготове. А так, конечно же, необходимо проводить одинаковую, мирную политику в отношении всех государств, включая Россию и Китай.

13) — Наверняка вы знаете, что Алексей Навальный после прихода к власти, планирует ввести визовый режим со странами Центральной Азии. Представим, что вы и Алексей Навальный пришли к власти в своих странах. Будете ли вы добиваться отмены визового режима?

— Я считаю, что нашей стране в первую очередь необходимо добиваться безвизового режима с по-настоящему развитыми странами, странами европейского сообщества и США. Желательно бы с этими странами добиться безвизового режима, потому что это решает многие вопросы, это и поток инвестиции, и трудовые ресурсы и т.д. Россия — это конечно же страна, с которой у нас большая общая граница, давние исторические отношения, поэтому предпочтительнее было бы сохранить безвизовый режим. Я, например, из этого не делаю трагедию. Если новый президент, по каким-то аргументированным причинам решит, что необходимы визы, я не считаю что мы должны против этого бороться, сопротивляться. Если мы станем сильной страной, сильными экспортерами, то любая страна будем стремиться открыть с нами безвизовый режим, включая и Россию. Если мы обгоним их по экономическому, интеллектуальному развитию, Россия будет счастлива видеть нас безвизовой страной. Когда Алексей Навальный говорит о необходимости в визовом режиме, он в большей степени говорит о уменьшении миграции, считает это неуправляемым потоком, создающим проблемы в той же криминальной сфере и т.д. Соглашусь в принципе с этой позицией, ибо это должно быть регулируемо со стороны государства, как и во всем цивилизованном мире. В большей степени, я так понимаю, его беспокоят мигранты не из Казахстана, так как их очень мало — их практически нет. Подразумевает он в большей степени Узбекистан и Таджикистан. Я, честно говоря, по этому поводу даже не беспокоюсь. Считаю, что если мы станем успешной страной, то любой президент России будет заинтересован в безвизовых взаимоотношениях между странами.


14) Так как скоро, исполнится 100 лет октябрьской революций, в связи с чем я не могу не задать на эту тему вопрос. Считаете ли вы Октябрьскую революцию 1917 года положительным моментом в истории? И если да, то почему?


— Когда те или иные события происходят, то сразу сложно оценить: положительные или отрицательные. Но если смотреть по истечению времени, и оценивать последствия, то последствия были плохими. Собственно, началась война. Приход к власти так называемых коммунистов, привел к тому, что огромная страна шагнула не вперед, а назад. Миллионы людей были истреблены, человек превратился в винтик и т.д. Но это было неизбежно, ибо царская политика была плохая. Не учитывалось мнение людей, и все это привело к гражданской войне. Революция — это не есть плохо или хорошо, нужно анализировать почему это произошло. Кто был причиной? Собственно, когда говорят, что в той, или иной стране произошла революция, и это плохо. Зачастую причиной революции является то, что правитель не решает проблемы. Проблемы накапливаются, потом происходит социальный взрыв, и это приводит к гражданской войне, и более тяжким последствиям.


15) — Как вы считаете, возможна ли революция в ближайшие годы, если мирные шествия ни к чему не приведут? (по мнению некоторых людей) Вполне ведь вероятно, что народ начнет использовать более грубые методы, как уже было описано в истории.

— Знаю много примеров мирных революции. Та же Чехословакия, когда страна разделилась на две части. Ну и недавний пример, это смена власти В Южной Корее — а это уже приравнивается к революции, миллионы людей вышли на улицы, президент вынуждена была уйти в отставку. Сначала были десятки тысяч, но численность нарастала. Другой вопрос, что если правительство сопротивляется, то конечно в этот момент происходит борьба, и люди добиваются чтобы правитель ушел. В таких ситуациях доходит до кровопролития, как это уже было когда-то в Кыргызстане. Но хочу отметить, что когда протестующих становится много, сотни тысяч, тогда ни один правитель не может применить силу. Я по крайней мере не припомню такого случая.

Если взять в качестве примера ту же Украину, и вспомнить оранжевую революцию 2004 года, тогда на улице стояли до 2-х миллионов человек. Не смог Кучма в то время применить силу, в итоге фактически произошла мирная передача власти. Если говорить о майдане 2013 года, когда имелись жертвы — это было связано с тем, что по началу на улицы не выходили массы людей, их рост происходил постепенно. Если бы на Майдане резко вышли сотни тысяч человек, то не было бы всего этого.

Поэтому я уверен, что мирная смена власти возможна, собственно к чему я и призываю.

Я не призываю людей выходить на митинги, на какие-то акции протеста. А призываю всех вступать в ДВК, чтобы наша численность росла. И мы мирным путем сможем добиться смены режима, как это сделала Южная Корея. Мы сами можем изменить свою жизнь.



16) Когда ДВК будет готово выступить? Как примерно будет проходить митинг с вашим участием?

— Взять пример в России. Проходили митинги почти в ста городах, Навального на этих митингах не было, ибо он не мог поделиться на 140 частей. Люди сами проводили эти митинги, активисты объединялись, и сами их проводили. Не было каких-либо команд со стороны Алексея Навального, люди само-организовались, и вышли на единый митинг в назначенный день. Если говорить о митингах в Москве, он даже не успел дойти — его задержали.

Все эти изменения нужны не одному Аблязову — они нужны всем гражданам. Поэтому другой вопрос- кто это все будет организовывать?

Я не могу приехать в Казахстан и возглавить демонстрации. Если я появлюсь в стране, то как вы понимаете, меня сразу же арестуют и убьют, ибо за мной охотятся по всему миру. Современные средства коммуникации позволяют управлять этим процессом на расстоянии. Собственно, как я и планирую осуществлять это дистанционно: строя организацию, поддерживая связь с активистами из разных городов. Народ должен сам организоваться и выйти.

Касательно моего возвращения, вернусь я тогда, когда пойму что этот режим не в состоянии меня арестовать или убить. Когда наберется серьезная масса, тогда я вернусь в страну.

С моей точки зрения, смена режима произойдет в ближайшие 2 года — это крайний срок, не позже осени 2019 года. Я в этом абсолютно уверен. Смена режима просто неизбежна, и произойдет это не позже осени 2019 года, можете даже это себе записать куда-то. И я приложу все силы для этого.


17) Наверняка вы в курсе что те, кто употребляет некоторые виды наркотиков (ту же марихуану), подвергаются уголовному преследованию, и получают серьезные сроки заключения. Как вы относитесь к декриминализации наркотиков? Хотелось бы уточнить что декриминализация подразумевает прекращение уголовного преследования за употребление, но не за распространение наркотических веществ.

— Честно говоря, я не очень понимаю данный термин, так как не являюсь экспертом в области наркотиков. Спросите у Дариги Назарбаевой(смеётся).Могу лишь сказать, что я сам не курю, ни сигареты ни что-либо иное, и никогда в жизни не пробовал наркотиков. Более того, считаю это неестественным и странным, человеческому организму это не свойственно употреблять.

— Вы даже не пьете?

— Нет, ну вина я пью, скажем так, очень и мало, и очень редко. Например, водку я не пью — у нее плохой запах. Ну и если продолжать тему о наркотиках, там по всяким травкам, конопле, то насколько я знаю у нас крупный специалист Дарига Назарбаева — это к ней нужно обращаться с подобного рода вопросами.

Я считаю что такие вопросы должны оставаться на рассмотрении парламента, депутаты должны принимать соответствующие законы. И нам необходимо идти по примеру опять же таки развитых стран мира, той же Америки, стран Европы. Нужно подходить к этому вопросу поэтапно.

Я лично не понимаю для чего нужно декриминализировать тот же кокаин. Я считаю, что человек употребляя это, теряет разум, свое достоинство. Если говорить о распространении наркотических веществ, то конечно же это необходимо пресекать, и строго преследовать за это. Но по большому счету, я не считаю легализацию наркотиков каким-то ключевым вопросом.

18) Планируете ли вы открывать штабы своего движения в Казахстане? Штабы на подобии тех, что имеет Алексей Навальный в России.

— Хотел бы объяснить следующее. Вот мы говорим о РФ, о ее репрессиях, политических преследованиях, и так далее. Россия — это одна из самых отсталых стран в мире с точки зрения прав человека. Казахстан же, находится далеко позади России в этом вопросе. И даже до того уровня свободы что существует в России, нам очень далеко, мы даже близко его никогда его не достигали. Мы во много раз хуже.

Если даже тот самый Навальный открывает по России штабы, может получить разрешение на митинги. Вопрос о проведении митинга встает только в какой части центра можно его провести. Не загоняют их где-то на обочине, как это бывает у нас в Казахстане, или в частности в Алматы. Они получают право на проведение митинга или на Сахарова, или на Тверской. Либо проходит шествие на 50 000 человек, где полиция ставит металлоискатели, чтобы решить вопрос безопасности людей. Ну и вот, представьте себе, это такая современная плохая Россия. За всю историю независимости Казахстана, у нас подобного и близко не было. То есть, не то что штабы, не то чтобы разрешение на митинг. У нас в принципе всегда шло подавление.

Поэтому если говорить о штабах, то мы не можем сравнивать политическую ситуацию, которая сложилась в России, и Казахстане.

В 2013 году, до моего задержания во Франции, существовали разные компании, которые занимались подготовкой репортажа. Ну а комитет и финансовая полиция, врывались к ним, и конфисковали все имущество, те же компьютеры и все прочее. Обвиняли их в том, что якобы они получали деньги от Аблязова, отмывали деньги Аблязова — без каких-либо на то доказательств. То-есть, они даже не давали работать журналистам — выполнять свою профессиональную деятельность.

То есть, если затрагивать тему наших оппозиционных политических организации, то они вообще им не позволяли работать. Так же врывались в офисы, квартиры, конфискуя все подряд, и инкриминируя фальсифицированные обвинения.

Нужно быть реалистами, и понимать, что нынешняя власть не позволит нам открывать штабы по стране. У меня другая тактика. Я буду собирать активистов, активисты будут открывать в городах ячейки по пять, по десять человек, их будет довольно много. Все эти люди будут как-то между собой взаимодействовать, но я не буду тем, кто их объединяет. Среди них могут оказаться люди под прикрытием, те же агенты КНБ. Поэтому мы будем работать с ячейками, с активистами. Современные соц. сети позволяют общаться и поддерживать контакт с людьми на прямую. Так что будем использовать совершенно другой способ борьбы. И в нужный день по одной команде из центра, и сможем концентрироваться, проводить акции в определенном городе или одновременно во всех городах страны. Это так скажем, способ-противоядие против тех методов, которые применяет режим в Казахстане. Штабы смысла нет открывать — они попросту будут разгромлены. Таким образом режим потеряет контроль. Ведь, когда существуют зарегистрированные партии, работу которых может освещать пресса, тогда сама власть может видеть куда двигается оппозиция. В ответ власть может реагировать на эти позывы, и сможет тем самым сохраниться. Ну а когда власть подавляет, в любом случае оппозиция будет, просто она будет уже в другой форме. Власть попросту уже не будет знать куда двигается эта оппозиция, какие у нее планы, и методы работы.


19) Вы активно критикуете Нурсултана Назарбаева, но ведь должно же было быть что-то положительное, что он сделал для страны. Как вы считаете, что есть положительного?

Власть, если бы любой человек к ней пришел, стал бы носителем ее. У власти есть бюджет страны, куда бы не тратилось, на что-то нужное расходуется. Куда-то бюджет тратится, какие-то изменения происходят: дороги где-то ремонтируют, стенку красят. Можно говорить здесь: да, конечно положительное! Сколько он украл? Что он мог сделать? Что он мог сделать по сравнению с лидерами других стран? Итоги деятельности режима Назарбаева с сравниваю непосредственно с показателями соседних государст, теми же прибалтийскими странами, которые одновременно вышли из СССР — это Эстония, Латвия и Литва. У стран Прибалтики ВВП на душу населения в два с половиной раза выше чем у Казахстана. Я возьму Польшу, ведь только в начале 90-х она вышла из под давления советского союза. С Польшей в начале 90-х мы были практически одинаковыми странами, по всем показателям экономическим. И как они от нас далеко ушли, не имея ничего, никаких сырьевых ресурсов. В этом смысле, я считаю, что Назарбаев украл будущее нашей страны, разбогател сам лично, украл миллиарды, украли миллиарды его родственники, он подавил страну. Образование у людей потеряно, Назарбаев уничтожил их будущее — это подавленная нация, это рабы. Все перечисленное есть итог деятельности этого человека. Поэтому, все остальное что он на соседней улице, к своему дому там сделал хорошую дорогу — это хорошо конечно. Но я всего этого не воспринимаю. У президента страны совершенно другое назначение. Я не могу его сравнивать с кем-либо, кто был до или после него, так как он единственный, кто 28 лет рулил страной. Поэтому я могу сравнивать итоги его деятельности только с соседними странами. Есть очень простые показатели: экономика, решение социальных вопросов — у нас они попросту никчемны. Есть информация о том, сколько он украл. Я знаю, что суммы украденного им исчисляются десятками миллиардов. Его личное состояние как минимум 200 миллиардов долларов США, что я уже многократно доказывал – публично об этом писал. Это все не пустые слова, будь это не так, он бы все это с легкостью опроверг, посредством своих пресс-служб. Я вижу здесь только негатив, он не использовал шанс для страны, который у него был.


20) Вы основываетесь на том, что чем больше членов ДВК, тем меньше у власти шансов на господство в стране. А что если членов ДВК начнут притеснять как в России?

— Чтобы не притесняли, нужно чтобы членов ДВК стало много. Если нас будет в разы больше, то они не смогут нам ничего сделать. Вот у власти в распоряжении МВД, которых порядком 70 тысяч по всей стране. Ну что нам может сделать разбросанное по огромной территории МВД?


21) Представьте что вы сейчас оказались перед Нурсултаном Назарбаевым, чтобы вы ему сказали?

— это такой гипотетический вопрос, который не имеет смысла. Ну что я ему скажу? Во-первых мы с ним точно не встретимся. Если встретимся, то при других обстоятельствах. Иные встречи невозможны. Я знаю что «камень бросаешь вверх, а он обязательно вернется вниз под тяжестью земного притяжения». А вы говорите «представьте то, что камень улетел». Во взаимоотношениях тоже имеются определенные законы: мы не можем с ним встретиться, кроме как или он в тюрьме, или я. Иные варианты исключены.