Republic - Открытые отношения. Как живет страна, где никто не скрывает своих доходов

Republic - Открытые отношения. Как живет страна, где никто не скрывает своих доходов

res_publica

https://t.me/res_publica

9 августа 2017 г. Михаил Тищенко.

В Норвегии зарплату любого гражданина можно узнать за пару кликов. Традиция была заложена еще в XIX веке.

Различия в достатке – потенциальный источник конфликтов в обществе, где деньги – один из главных индикаторов успеха и статуса. Люди очень озабочены тем, что о них будут судить по их заработку, и предпочитают не обсуждать эту тему, констатирует психолог Университета Сан-Франциско Райан Хауэлл. Но есть страны, где никто не делает секрета из своей зарплаты. Среди них Норвегия, которая раскрыла доходы своих жителей еще несколько веков назад. Сейчас о заработке любого норвежца могут узнать друзья, коллеги, соседи, журналисты и так далее. То же самое касается и уплаченных налогов.

Для государства это считается благом. Прозрачные данные помогают снизить неравенство в оплате труда. Но у такой открытости есть и обратная сторона. Одно из следствий – большее влияние достатка на степень удовлетворенности жизнью. Система, где люди сравнивают себя друг с другом, располагает к тому, что богатые чувствуют себя лучше, а бедные – хуже.

Как это ⁠появилось?

Система появилась еще ⁠в XIX веке, после того как Норвегия (до этого ⁠входившая в союз ⁠с Данией) провозгласила независимость. Были повышены налоги, и власти решили публиковать данные ⁠о сборах. Таким образом, каждый мог убедиться, ⁠что другие тоже вносят свою долю.

Этот фактор, как отмечает ⁠экономический журналист Том Стаави, действует и сейчас. В Норвегии высокий подоходный налог (средняя ставка – около 40%, тогда как средняя ставка в ЕС – около 30%). «Когда платишь так много, ты должен быть уверен, что остальные тоже платят», – констатирует он.

Ранние списки хранили в городских ратушах. Их также выпускали в виде ежегодников. С данными знакомили даже неграмотных – глашатаи зачитывали, например, сколько налогов собрали в том или ином селе.

Система изменилась в начале 2000-х. Реестры перевели в онлайн. Данные о доходах и налогах стали доступны всем желающим. «Для многих, – констатирует Стаави, – это стало просто развлечением». Однако информация об источниках дохода так и осталась приватной.

Доступность системы породила ажиотаж – люди бросились узнавать, сколько получают их соседи и коллеги. Данные стали встраивать в приложения, чтобы можно было посмотреть, сколько зарабатывает владелец дома, мимо которого ты проходишь. Появились истории о «самых богатых» и «самых бедных» улицах. «В какой-то момент можно было зайти в фейсбук и получить автоматическое уведомление о том, сколько зарабатывают твои друзья», – вспоминает Стаави.

Что изменилось?

По некоторым данным, систему использовали и преступники, чтобы выбирать цель для ограблений. В итоге доступ к ней ограничили, с 2014 года действует авторизация. Теперь человек будет знать, кто интересовался его доходами, ему отправят уведомление об этом по электронной почте.

Отказ от анонимности оказался существенным. До того как ввели авторизацию, система получала около 16,5 млн запросов в год. После этого – около 2 млн. Многие стали использовать ее специально для того, чтобы следить за тем, кто пытается узнать об их заработке.

Для журналистов, правда, сделали исключение. Они могут, например, узнать о заплаченных человеком налогах без его ведома.

На что это влияет?

Прозрачность зарплат – один из факторов снижения коррупции: Норвегия – одна из наименее коррумпированных стран мира. В рейтинге Transparency International она занимает шестое место. Это способствует и снижению неравенства в оплате труда, в том числе между мужчинами и женщинами. По этому показателю, согласно рейтингу, подготовленному Всемирным экономическим форумом, страна входит в пятерку самых благополучных.

Исследования показали, что открытость данных улучшает собираемость налогов. Если человек предоставит ложные данные о доходах, его могут уличить в обмане не только налоговые службы, но и обычные граждане. После того как систему запустили в электронном виде, норвежцы в целом стали декларировать больше доходов.

Согласно другим исследованиям, практика также способствует снижению высоких зарплат в государственном секторе. Она также может сокращатьстатусное потребление: если высокий доход человека известен всем, у него меньше причин доказывать это своими покупками.

С другой стороны, опросы показали, что практика увеличивает разрыв в удовлетворенности жизнью между богатыми и бедными. Известны случаи, когда данные использовались как повод для издевательств над людьми с низкими зарплатами или над школьниками, родители которых зарабатывали меньше других.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica