Реальный «Кот Дурова»

Реальный «Кот Дурова»

Александр Степанов

В своей публикации «Кот Дурова…» от 18.09.2017 бывший сотрудник ООО «Телеграф» А. Розенберг утверждает, что ООО «Телеграф» требует взыскать с него 100,000,000 рублей. Он также сообщил журналистам, что ООО «Телеграф» не предоставило ему возможности урегулировать конфликт непубличным способом.

Мы считаем эти заявления грубым искажением фактов.

До публичной огласки дела ООО «Телеграф» предлагало А. Розенбергу в присутствии его юриста и доверенного лица мировое соглашение по обоим искам с выплатой суммы, равной 20 его ежемесячным заработным платам.

Де-факто ООО «Телеграф» не только не требовало с А. Розенберга 100 миллионов рублей, как он утверждал в своем публичном заявлении, но напротив — предлагало выплатить 4 миллиона. Это предложение не было принято, в ответ А. Розенберг потребовал значительно большую единовременную выплату.

Факт предложения нами соглашения о прекращении взаимных претензий был изначально замолчан А. Розенбергом, по-видимому, для придания эффектности своим заявлениям и формирования образа жертвы.

Шантаж

При публикации своего материала А. Розенберг также пытался скрыть от общественности то, что в июле 2017 года он письменно требовал от ООО «Телеграф» 30 миллионов рублей, намекая на то, что в противном случае разгласит конфиденциальную информацию о деятельности компании, которая приведет к разрыву соглашения с Telegram Messenger LLP и прекращению ее деятельности в рамках борьбы со спамом в мессенджере. 

А. Розенберг выдвигал подобные требования еще накануне своего увольнения посредством личных сообщений, настаивая на выплате обозначенных несоразмерных сумм как на «справедливой компенсации». Тактику, выбранную А. Розенбергом, мы сочли не только аморальной, но и незаконной в силу ранее взятых им на себя обязательств по неразглашению конфиденциальной информации работодателя.

Нарушение соглашения

Вопреки утверждениям А. Розенберга, соглашение о неразглашении с ООО «Телеграф» было подписано им дважды — как в рамках отдельного документа, так и в виде пункта трудового соглашения. Согласно этим документам, А. Розенберг взял на себя обязательство не разглашать другим лицам сведения, связанные с технологиями, управлением, финансами и другими аспектами деятельности ООО «Телеграф». В случае нарушения А. Розенберг брал на себя обязательство возместить обществу причиненные убытки.

Иск на «100 миллионов» с нашей стороны был тактическим напоминанием о нелегальности избранной А. Розенбергом тактики шантажа. Как упоминалось выше, мы готовы были отозвать иск в любой момент, как только А. Розенберг перестанет наносить ущерб компании и угрожать нарушить взятые им на себя обязательства.

Мы посчитали несоразмерным и несправедливым по отношению к другим нашим сотрудникам соглашаться на требование А. Розенберга выплатить ему космическую сумму в 30 миллионов рублей. Последние месяцы работы А. Розенберг не исполнял свои трудовые обязанности и практически не появлялся на рабочем месте, что подтверждается не только свидетельствами сотрудников, но и записями системы пропусков и камер видеонаблюдения бизнес-центра. В связи с этим А. Розенбергу было предложено расторгнуть трудовой договор по обоюдному согласию сторон, что А. Розенберг отверг, фактически перейдя к угрозам.

Клевета

У нас также вызывают вопросы голословные обвинения А. Розенберга в адрес первоначального владельца компании-учредителя ООО «Телеграф» — Николая Дурова. Мы считаем неэтичными попытки А. Розенберга вовлечь членов своей семьи в решение трудовых споров, однако в виду сложившейся ситуации не можем не прокомментировать один из ключевых моментов атаки господина Розенберга.

В апреле 2016 года Николай Дуров ходатайствовал о трудоустройстве в ООО «Телеграф» А. Розенберга, который около двух лет до этого оставался безработным. Екатерина Волкова (с весны 2017 — Розенберг), оформившаяся в ООО «Телеграф» на должность модератора 1 февраля 2017 года и проработавшая до прекращения деятельности компании летом 2017 года, не сообщала нам о каких-либо претензиях с её стороны.

От ближнего круга Екатерины до нас доходили сведения о том, что в начале декабря 2016 года девушка рассталась со своим молодым человеком (А. Розенбергом) и через знакомых искала квартиру. По нашей информации, в ответ на эту просьбу Николай Дуров временно предоставил Екатерине свою пустующую квартиру в Санкт-Петербурге. 7 января 2017 года А. Розенберг неожиданно прибыл по месту пребывания Николая Дурова в Италии и обвинил его в своих личных проблемах с Екатериной Волковой.

Наша позиция

Мы считаем, что действия А. Розенберга могут быть квалифицированы как клевета (статья 128.1 УК РФ) и шантаж (статья 163 УК РФ). Однако в данный момент мы не планируем обращаться с соответствующими заявлениями по этим статьям. ООО «Телеграф» в июле 2017 прекратило трудовые отношения со всеми остававшимися сотрудниками, кроме генерального директора, и более не ведет никакой деятельности, за исключением судов с господином Розенбергом (юридически мы не можем полностью закрыть компанию до завершения исков). Мы также не заинтересованы затягивать рассмотрение нынешних судебных дел, так как считаем низкими шансы истребовать наши убытки в рамках сложившейся в России судебной практики.

В этой связи даже после перехода конфликта в публичную плоскость, компания предлагала юристам А. Розенберга завершить все иски мировым соглашением и выражала готовность выплатить озвучиваемые им в прессе 1,5 млн рублей. Наши инициативы по достижению мира снова не нашли ответа.

Таким образом, мы считаем, что публикация А. Розенберга «Кот Дурова или история о том, как Павел Дуров требует от меня 100 000 000 рублей в суде» полностью искажает факты с целью конструирования мнимого образа жертвы, и хотим привлечь внимание общественности к реальному положению дел.

Все документы, подтверждающие факты, изложенные выше, а также дополнительные подробности об этой ситуации, выложены здесь.

Александр Степанов, 

Генеральный директор ООО «Телеграф»