Почему сильные женщины используют ЛСД-микродозинг на работе?

Почему сильные женщины используют ЛСД-микродозинг на работе?

https://t.me/nauka_drug

Это особый способ “подъема” карьеры.

Кэрен Смит помнит об очень многом. Ей, 32-летней, живущей в Чикаго, куда она переехала с мужем после 10 лет в технологических стартапах, чтобы изучать науку о данных. Помимо академической учёбы, она тратит от 10 до 30 часов в неделю в качестве гуру данных в консалтинговом агентстве. Мрачная зима Среднего Запада плохо сказалась на ней в конце прошлого года. Это, а также отказ от привычек (вроде курения сигарет и травы), отразилось на ней так, что она стала беспокоиться о том, что больше не может управлять своим настроением. Ей нужно что-то, что остановит это.

У Смит, — чей муж тоже пребывает в плохом настроении и ищет способа выдохнуть — внезапно появилась идея. После некоторых поисков, её муж купил у друга псилоцибиновых грибов, перемолол их в ступке для специй и расфасовал по маленьким капсулам. Дозировка была очень точно рассчитана, — и она была очень маленькой: 10 мкг для мужа Смит и половинка для самой Смит*. Дозировка была ниже предела, который нужен для трипа. Она употребила самодельную пилюлю вместе со стаканом воды и стала ждать. Двумя днями позже, она проглотила ещё одну.

До конца зимы и начала весны Смит и её муж продолжили принимать микродозы волшебных грибов раз в несколько дней в перерыве между домашними делами. Смит не видела водоворотов неестественных цветов или плавающих форм окружающей обстановки. Она не чувствовала того, что чувствуют в трипах — небо и земля не становились её частью. Она не видела Бога. Вместо этого она сбросила с себя всю зимнюю тоску и стала очень эффективно работать. «Это зажигает блеск в твоих глазах», — говорит она. «Это делает меня по-настоящему продуктивной в том, на чем я сосредотачиваюсь. Внутренние препятствия, которые мне мешали что-либо делать, вдруг исчезли». Вдобавок к этому, она сделала очень много работы по дому.

Срок, на который Смит с мужем пробовали «микродозы», — растущая тенденция в психотропных исследованиях. В отличие от тех, кто испытывает галлюциногенные переживания, например, при употреблении аяхуаски (напиток, получаемый из растений амазонских лесов, употребляемый под наблюдением шаманов), микродозы не приводят к мозговзрывающим путешествиям по ту сторону мировосприятия. Идея состоит в том, чтобы привести высшую нервную деятельность к более продуктивной работе без всякого рода изменения восприятия мира.

И, когда еще невозможно собрать научные сведения и микродозинге, уже существуют бытовые свидетельства о расширении их применения. Популярный подкаст «Reply All» посвятил этой теме часть последнего выпуска; Rolling stones, VICE и Forbes впоследствии кратко описывали этот факт. Один из гайдов на Ютубе набрал более полумиллиона просмотров со времени публикации в сентябре 2015 года. Reddit, где Смит идею, имеет целый сабреддит, посвященный этой теме с более чем 9000 подписчиками.

Многие IT специалисты, в частности, стремятся попробовать это как альтернативу аддеролу (стимулятор, предписываемый для излечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности, который помогает сосредоточиться на работе, но может вызвать раздражительность и беспокойство). Новая альтернатива помогает не только концентрироваться и быть более продуктивным, но и креативным. Женщины, практиковавшие микродозинг, не «сгорают». На самом деле, те, с кем мы разговаривали, более мотивированы и сосредоточены на своих целях.

Писатель и бывший юрист по наркополитике Эйлет Уолдман годами страдала от ПМДР (предменструальным дисфорическим расстройством) — одной из разновидности ПМС, симптомы которой очень похожи на депрессию. Она избавлялась от этих симптомов антидепрессантами (СИОЗС) употребляя их за неделю до менструации. Но когда у 52-летней женщины из калифорнийского Беркли произошел переход к менопаузе, месячные стали намного менее предсказуемы, и она начала искать решение, которое помогло бы ей контролировать своё настроение. Именно поэтому она начала свой одномесячный эксперимент с микродозингом, несмотря на открытое неприятие такого типа «лекарств».

“Я считала, что, если и существует человек, которому предначертано испытать бэд трип , то это Эйлет Уолдман “ - говорит она. “Я хочу сказать, что у меня мог быть бэд трип во время завтрака. Мне для этого не нужны наркотики. “ Но она начала понимать, что прописанные ей лекарства, которые она употребляла годами, имеют побочные эффекты. “Я успела съесть тысячу таблеток Ambien, когда наткнулась на статью о его связи с болезнью Альцгеймера.”

До проведения своего эксперимента Уолдмен проводила обширное исследование мифов и реальных фактов об ЛСД. (Возможно, самый воодушевляющий факт из всех: ЛСД, как вещество, безопасен. Согласно её исследованиям, с точки зрения влияния на организм, она больше похожа на каннабис, чем героин. Она также вела переписку с калифорнийцем из Менло Парк Джеймсом Фэйдиманом, PhD, чья статья о микродозинге в 2011 в The Psychedelic Explorer's Guide подразумевалась как практическое пособие для психоделистов. Эта же статья и ввела понятие микродозинга в мейнстрим культуры наркопотребления (если и не в мейнстрим в целом). Фейдман досконально объяснил, как нужно правильно составлять микродозы, и как он к этому пришёл. Уолдмен была ошарашена результатами: она лучше контролировала своё настроение. Дети — которым она сказала лишь то, что она пробовала новое лекарство, в красках описали её эксперимент. «Я не теряю контроль ни над чем», — говорит она. «Я написала целую книгу, названную «Плохая мама» (опубликованная в мае 2009). Если бы я занималась микродозингом тогда, я, вероятно, написала бы книгу «На удивление спокойная сопереживающая мать».

Что удивило Уолдмен так это то, как микродозинг повлиял на работу. «Я почувствовала состояние спокойной гипомании. Всё было также, но без раздражительности, как в случае с аддеролом. Ты теряешь чувство времени, потому что очень глубоко погружаешься в работу”. “Достаточно заметить, — говорит она, — что я написала целую книгу за месяц!». Она создала из своего дневника и исследования по микродозингу книгу A Really Good Day: How Microdosing Made a Mega Difference in My Mood, My Marriage, and My Life (которая будет выпущена в январе издательским домом Knopf).

Идея принимать психоделики несколько раз в неделю может показаться рискованной для тех из нас, кто вырос на историях из 60-х годов, эры кислоты, когда было много погибших, которым казалось, что они могут слететь вниз с высоких зданий, или им слышалось где-то в кафетерии, что если ты испытал более 7 кислотных трипов в своей жизни, ты можешь быть признан невменяемым. Тем не менее, концепт микродозинга буквально витал в воздухе всё это время. Альберт Хофман, химик, который в 1938 году впервые синтезировал ЛСД и умер в 2008 году в возрасте 102 лет, действительно употреблял микродозы своего детища десятилетия жизни до самой смерти, как сообщает книга Уолдмен.

Фэйдиман начал исследование кислоты в начале 60х в исследовательской лаборатории в Менло Парк. Это было до того как подобные вещества были запрещены в США после закона Стедджерса-Додда, прошедшего в октябре 1968 года. И перед “Летом любви”, устоявшемся в массовом сознании не как средство для «очарования» своего разума (как Фэйдиман видел это), но для «выпадения» (известная фраза Тимоти Лири, исследователя из университета Гарварда, которого президент Никсон назвал «самым опасным человеком в США» за его вклад в популяризацию сильнодействующих веществ).

Ужасные, часто преувеличенные эффекты ЛСД имели освежающий эффект, даже если потом в дальнейшем выяснялось, что это ложь. Статья журнала «Time” от 26 января 1968 начинается так: «нет сомнений в том, что кислота может иметь некоторые вредные действия на рассудок тех, кто её принимает». Статья переходит к описанию рассказа, как несколько выпускников в Пенсильвании, бездельничая, приняли несколько марок и смотрели на солнце несколько часов и так обожгли сетчатку, что в конце концов ослепли. Оказывается, комиссар управления слепых в государственном департаменте общественного благосостояния «сфабриковал рассказ, чтоб усилить опасения по поводу ЛСД». Но это не остановило Фэйдимана, который, несколько лет назад стал собирать обратную связь у небольшого количества людей в поисках закономерностей. Он предложил простой протокол для участников: один день микродозинга (на уровне 10 мкг) следует за двумя днями без употребления, которые должны стать эталоном нормальной работы мозга, относительно которых испытуемые должны оценивать свои ощущения. (Многие сообщали, что второй день это лучший, самый продуктивный день). Он призвал испытуемых тщательным образом следить и описывать своё настроение и иные физические реакции на вещества. На четвертый день цикл повторяется снова. Побочные эффекты? Что интригует современных экспериментаторов вроде Смит и Уолдмен это состояние прилива: высокая концентрация, радостное состояние, продуктивность. Микродозинг, как Фейдиман объясняет в своей книге, также сообщает о «лечении» кластерных головных болей, беспокойства и депрессии. Последняя была самой популярной причиной, почему люди начинали практиковать микродозинг и его эффекты изменения настроения.

Доктор Молли Мэлуф, врач из Сан-Франциско, чьи пациенты это в основном деловые люди, сообщает, что в среде таких людей есть некая культура «настройки» собственных мозгов посредством легальных методов, таких как трекинг сна или питания , так и менее легальных посредством порошков и таблеток. “Это как Долина кукол, но это Силиконовая долина кукол,» - говорит она, ссылаясь на широкое немедицинское применение риталина (применяют для лечения СДВиГ) аддерола, и модафинила, лекарства при нарколепсии. Число друзей и пациентов, спрашивавших Мэлуф о микродозинге, в сравнении с модафинилом, довольно мало. Но она упоминает выраженный всплеск интереса к нему на протяжении минувшего года. У Фейдимана объём электронной почты от микродозеров в последнее время возрос значительно.

«Это исследование моего прошлого,» - говорит Кейт Дин, 26 лет, микродозер, которая ещё недавно работала в продажах в маркетинговых стартапах. Дин (не настоящее её имя) это биохакер — тот, кто «взламывает» свою природу сбором данных о себе. Например, анализ ДНК, крови, проверка надпочечников изменением питания (например, питьё «пуленепробиваемого кофе»: кофе смешивается с несоленым коровьим маслом (корову при этом кормили травой) и мозгового октанового масла(brain octane oil), добавками (типа ноотропов) и технологиями (например, повязки на голове, которая электричеством стимулирует нейроны для лучшей их работы) для развития собственного функционирования. Существуют лаборатории, встречи, конференции по всему миру, где участники обсуждают методы и открытия. В начале 2016 года Дин решила, что ей нужно работать над её отношениями с другими людьми. Микродозинг, о котором она услышала от других биохакеров, был назван средством развития эмпатии. Она сохранила дневник с записями её переживаний, полный фраз типа «тепло в животе» или «легкая неуклюжесть при приготовлении (еды)». Как минимум в начале, Дин чувствовала, что что-то не так с моторикой, и (в отличие от других) считала что это снизило внимание.

Многие вещества, как легальные, так и нелегальные, помогают чувствовать себя лучше, на протяжении различных промежутков времени. Некоторые из них (СИОЗС) за счет изменения уровня серотонина - это трансмиттер, влияющий на настроение, делают большее количество серотонина доступным для использования мозгом. МДМА и кокаин также «загружают» систему серотонином (и допамином, нейротрансмиттером, помогающим контролировать центр удовольствия в мозгу), почему многие употребляющие переживали фантастические ощущения, а на другой день были глубоко мрачны: они получили аванс за их зарплату удовольствием. Психоделики работают с некоторыми похожими рецепторами в мозгу, которые управляют серотонином, но они работают другим образом. Они увеличивают уровень глутамата, нейротрансмиттера, который влияет на когнитивные функции. Когда люди говорят, что вещества расширяют твоё сознание, они немного поэтизируют. Ещё многое непонятно на клиническом уровне, каким образом психоделики влияют на нейрологические функции потому, что очень многое зависит от настроения и индивидуальной химии мозга.

Пока Дин не ощутила таинства сверхконцентрации, микродозинг помогал ей в работе. Дин делала по 120 звонков в день продвигая ПО её компании для малого бизнеса, и как минимум 8 звонков были успешны. Во время эксперимента с микродозингом, говорит она, количество её продаж выросло в среднем на 1-2 в день. Дин говорит, грибы помогли ей неосознанно меняться — она становилась женственнее, когда общалась со зрелыми мужчинами, например. «Когда я употребляю микродозы, я становлюсь более креативной,» - объясняет она. «Я лучше "читаю" людей. Мне легче находить общий язык с людьми.” Она не стеснялась своей привычки: знали её друзья, знали её коллеги, знала даже мать. Единственный значительный человек в её жизни, который не знал — это её босс. Умный ход, возможно, — спросите 20-летнего программиста из технологической компании в Сан-Франциско, который были уволен после хвастовства перед коллегами об опытах с микродозингом (в том числе, посредством корпоративной почты).

Являются ли психоделики чудом, которое улучшает настроение, повышает работоспособность, креативность и эмпатию — и всё это без риска зависимости, в отличие от его медицинских двойников? Трудно ответить. После десятилетий клинических исследований, появилось несколько трудов в университетах Лос-Анджелеса, Нью-Йорка, Хопкинса, в Швейцарии, например, о применении психоделиков умирающими пациентами (есть сведения, что они помогают снять реальную тревогу), но на самом деле, действие психоделиков трудно связать с реальностью.

Мэлуф решила, что с микродозингом пора заканчивать, как только она начала «просыпаться полной жизненной силы» и обеспокоилась необходимостью специфичного подбора дозировок. Так как кислота вне закона, говорит она, то нет клинических данных о дозировках с учетом пола, веса, химии мозга, и т.д. И поэтому вы не можете, покупая марку, в точности оценить, какие ощущения ждут вас.

Микродозинг, как говорилось, также сообщает о лечении кластерных головных болей, беспокойства и депрессии. Последняя была самой популярной причиной, почему люди начинали практиковать микродозинг и его эффекты изменения настроения.

Национальный институт злоупотребления наркотиками (NIDA) предупреждает, что очень мало известно о долгосрочных эффектах применения психоделиков в разных дозировках: некоторые люди при применении больших дозировок впадают в припадки. Мэтью Джонсон, исследователь, специализирующийся на психоделиках в Медицинской школе Джона Хопкинса (и кто восхищен их медицинским и терапевтическим потенциалом), говорит: «классические психоделики не вызывают зависимости ни в чем», но при этом предостерегает потому, что исследований в этой области проводилось очень мало.

Как и со многими уличными наркотиками, трудно определить чистоту вещества (кислота, например, может быть разбавлена такими вещами, как РСР или кокаин). То есть, вы можете употребить то, что считаете микродозой, придти на работу, и в любой момент у вас может начаться трип. “Люди разговаривают о микродозинге в повседневной жизни» говорит он, «в том числе при вождении или принятии решений на работе». То есть, это риск. «Мы просто не знаем о пользе» - говорит он. Я не уверен, но возможно, микродозинг просто разновидность плацебо.

NIDA также упоминает, на своем сайте о галлюциногенах и диссоциативах (РСР и кетамин, как пример), что в редких случаях когда большая доза галлюциногена провоцирует пролонгированные эпизоды психоза, или воспоминаний. Это «часто случается у людей, имевших психические проблемы» или у людей, в чьей родне есть больные шизофренией или смежным заболеванием. Джонсон соглашается. «Логично, что таким людям психоделики могут навредить. Если ваше видение реальности отличается от привычного или общего, возможно последнее, что вам нужно это высокая доза психоделика. С точки зрения низких доз это звучит лишь как предположение».

Вопрос о том, насколько долго надо принимать микродозы, открыт; Фейдиман не призывает испытуемых подолгу участвовать в опытах, Уолдмен остановилась после месячного эксперимента потому, что она не доверяет уличным наркотикам и приводит довод, что микродозинг будет детально изучен только, если кислоту легализуют и досконально изучат. «Я бросила потому, что это незаконно,» - говорит она. «Если бы это было легально, я бы продолжила». Смит бросила, когда стала пытаться забеременнеть, сказав, что возобновит, когда «её тело станет вновь только её». Дин всё ещё практикует. Она всё ещё изучает, всё протоколирует. Цитируя философа Алана Уотта, который дал простую рекомендацию для того, чтобы понять, когда надо остановиться: «Когда вы получили послание, время повесить трубку»..

Автор: Норин Малон

Статья вышла в декабрьском выпуске Marie Claire.

\* Допущена явная ошибка, типичная микродоза «волшебных» грибов — это либо 0,2-3 г сухих, либо 350 мкг чистого псилоцибина. 10 мкг — дозировка, характерная для ЛСД.