ПАМЯТИ Федора Ефимовича Василюка

ПАМЯТИ Федора Ефимовича Василюка

Sergey

17 сентября 2017 года ушел из жизни Федор Ефимович Василюк - доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии Московского государственного психолого-педагогического университета, основатель факультета психологического консультирования и его бессменный декан на протяжении 15 лет, президент Ассоциации понимающей психотерапии, главный научный сотрудник лаборатории научных основ психологического консультирования и психотерапии ПИ РАО.

Федор Ефимович родился в 1953 году, в Донецке, в семье геологов. В детстве он проявлял способности к точным наукам, учился в школе с углубленным изучением математики и физики, играл в шахматы. Но ему также были интересны философия, литература, поэзия. Он пробовал писать и сам. Также значительную часть времени он посвящал спорту, любил плавание, футбол, настольный теннис, имел 2-й разряд по акробатике и 1-й - по волейболу. Опыт покорения горных вершин в геологических экспедициях с отцом, ветераном войны, явным образом вырос в мужество покорения доселе не взятых вершин отечественной психологии.

Федор Ефимович Василюк - создатель первого в России Центра психологического консультирования и психотерапии, первого в России журнала по психотерапии – Московского психотерапевтического журнала, первого в России факультета психологического консультирования.

Придя в Церковь в конце 80-х годов и будучи уже известным психологом, он стоял у истоков зарождающейся отечественной христианской психологии. При всем своем крайне осторожном и взвешенном отношении к этому модному, особенно в среде неофитов середины 90-х, направлению психологии и, несмотря на скептицизм коллег, Федор Ефимович верил, что христианская психология может состояться. При этом он считал, что это будет дисциплина иного типа, чем классическая психологическая наука. Главный ее принцип коренится не в философско-антропологических идеях, пусть даже и вполне православных, а в опыте церковной жизни. Осмыслению этого опыта, включению его в контекст современной психологии и философии посвящена его главная книга по христианской психологии «Переживание и молитва (опыт психологического исследования)», а также многочисленные статьи и доклады последних лет (особенно я бы отметил «Исповедь и психотерапия»), которые несложно найти в сети и с которыми, как я убежден, хорошо бы ознакомиться каждому священнику.

У Федора Ефимовича были замечательные учителя: А.Н. Леонтьев, В.П. Зинченко, Ю.Б. Гиппенрейтер, Б.С. Братусь, А.Г. Асмолов, О.И. Генисаретский,  А.А. Пузырей и др. В этом ряду особенно стоит отметить выдающегося современного философа и богослова С.С. Хоружего. Знакомство с его трудами и с ним лично во многом определило направление в русле христианской психологии. Благодаря их сотрудничеству возникает термин «синергийная психотерапия», который восходит к синергийной антропологии, плодотворно разрабатываемой С.С. Хоружим и его коллегами по Институту Синергийной Антропологии, членом ученого совета которого был Ф.Е. Василюк.  

И все же, если говорить о том, что стало поворотным событием на жизненном и творческом пути Федора Ефимовича, то нельзя не упомянуть о встрече с Карлом Роджерсом в 1986-м году и участии в его группе. Тот личностный и профессиональный опыт, который он тогда приобрел, станет одной из основ его будущего оригинального подхода в области психологической помощи, получившего название «понимающей психотерапии».

Говоря о Ф.Е. Василюке как христианском психологе и философе, нельзя не вспомнить архимандрита Виктора (Мамонтова), который был его духовником. Федору Ефимовичу также посчастливилось встретиться и общаться с митрополитом Антонием Сурожским. Память об этой встрече и о мгновенно возникшем расположении друг к другу и взаимопонимании хранит маленькая фотография митрополита Антония из домашнего архива Ф.Е. Василюка, на обратной стороне которой есть надпись: «Дорогому коллеге Федору Василюку».                                                                

Но вернемся к биографии Федора Ефимовича. После блестящей защиты в 1981 году кандидатской диссертации «Психологический анализ преодоления критических ситуаций», она выходит отдельным изданием. Так появится книга «Психология переживания» (М.: Изд-во МГУ, 1984), которая сразу сделает ее тридцатилетнего автора знаменитым, не только в отечественном научном сообществе, но и далеко за его пределами.

Эта работа приведет самого автора к осознанию того, что развитие теории переживания невозможно без овладения практикой психологической помощи.

В это время Ф.Е. Василюк уже работает в Крымской областной психиатрической больнице под Симферополем и активно занимается групповой и индивидуальной психотерапией.

В 1989 году Ф.Е. Василюка приглашают на работу в Москву в Институт человека РАН. Затем будут Центр психологии и психотерапии, Психологический институт РАО, а в 1997-ом году он откроет факультет психологического консультирования в Московском городском психолого-педагогическом институте (университетом он будет назван позже, в 2002 г.).

Огромный профессиональный опыт был обобщен Ф.Е. Василюком в докторской диссертации «Понимающая психотерапия как психотехническая система», которую он защитил в 2007-м году.

В этот особенно плодотворный период, наряду с организационной, консультативной и научной деятельностью, он начинает активно преподавать. Его преподавательская манера - живая, образная, остроумная, афористичная. Не будем перечислять названия всех курсов - они так или иначе связаны с теорией переживания и техникой психологического консультирования. Отметим лишь один курс - «Мастерскую по понимающей психотерапии», которую мне посчастливилось закончить. Занятия в рамках своей мастерской он проводил не только в МГППУ, но и в других учебных заведениях Москвы, например, в Сретенской Духовной Семинарии. «С семинаристами мы осваивали базовые приемы понимания другого человека», - рассказывал Ф.Е. Василюк о смысле таких занятий в семинарии. «Оказывается, это не самая простая вещь, может быть, даже самая сложная – понимание. Вот чему посвящен курс – такому алфавиту приемов понимания другого человека, находящегося в беде».

Человек, находящийся в беде, кризисе, страдании, ситуации невозможности — вот кто был главным для Федора Ефимовича как ученого, психотерапевта и человека. «Психотерапия по своему предназначению есть душевная помощь человеку в страдании, поэтому главный ее познавательный интерес состоит в том, чтобы понять тайну человеческого преодоления страдания. Именно в этом пункте сходятся психотерапия и религия, психотерапия и молитва. Вопрос об отношении к страданию есть сердцевинный вопрос философии психотерапии», - говорил Федор Ефимович.

«Федор Ефимович — обыкновенный гений», - написали о нем его коллеги и ученики. Он был гениальным ученым, гениальным психотерапевтом, гениальным учителем, но, может быть, этого не случилось бы, не будь он просто прекрасным человеком.

Когда-то в беседе с ним известный литовский психотерапевт Р. Кочюнас сказал: «Мне кажется очень важным, чтобы в практике терапевта соединились его жизнь, мировоззрение и теория. Основной вопрос для меня не «что умеет» терапевт, а «кем является». И Федор Ефимович ответил ему: «Это очень мне близко. Один из пунктов концепции нашего факультета — это так называемый «принцип бытия», то есть не уметь, а быть».

Священник Павел Флоренский писал своим детям из Соловецкого лагеря: «Обмануть можно словом, даже поступком, одним нельзя обмануть - прожитой жизнью». Слова благодарной памяти, любви многих, кого Господь поставил по жизни рядом с Федором Ефимовичем, свидетельствуют об этом.

 

Вот некоторые воспоминания о нем:

«Мои маленькие дети долго были уверены, что фамилия нашего дяди Феди «ВЕселюк», потому что с ним всегда весело. Но веселость его не была поверхностной шутливостью, общение всегда наполнялось настоящей теплотой и вниманием. Не припомню в своей жизни человека, кроме очень старого и опытного священника, который мог бы с такой душевной щедростью согревать не только ближних, но и дальних, объединяя любовью своих и чужих».

 

«Тотальное и очень теплое присутствие. Федора Ефимовича можно было слушать бесконечно. Просто находиться в его поле было целительно. Темные мысли отступали, хотелось Жить!».

«В Федоре Ефимовиче удивительным образом огромное Сердце, чувствование и глубочайшее слышание других людей сочеталось с блестящим умом, звенящей ясностью рациональности. Тот редкий случай, когда ум на службе у Сердца становится мощной созидающей силой и превращается в гениальный ум».

«Мы учились быть людьми, прежде всего, не психологами, любить. Учились видеть в людях ту частичку человечности, которую они прятали от всех, как дверь, дверь в которую не страшно входить. Его занятия были не просто занятиями, а чем-то большим — жизнью. Его взгляд излечивал и вселял надежду на будущее».

«Бережное внимание. Это то, что я чувствовала к себе в каждом разговоре. В каждом глубоко-молчаливом слушании. В каждой тонкой шутке.

Требование к слову. К его пронзительной, хрустальной ясности, к его правде. Душевной правде прежде всего. Быть внимательной к слову, к его могучему содержанию, к его силе – то, чему я училась у Федора Ефимовича».

К этой яркой, плодотворной, глубокой, творческой жизни прикоснулись сотни и сотни людей, и для многих эта встреча была одной из самых важных. Именно так я мог бы сказать и о себе. Для меня Федор Ефимович был не просто учителем, старшим и мудрым товарищем, но духовным наставником, хотя он бы, наверное, очень удивился, услышав такие мои слова, ибо никогда ни на чем не настаивал и ничему не учил свысока, избегая даже намека на пафос. У него был удивительный талант – дар понимания, сопереживания, но при этом он не растворялся в этом сопереживании, не терял главного — Христа и правды Его, куда должна быть направлена наша жизнь и в горести, и в радости.

 

В жизни людей такого масштаба нельзя не видеть промысел Божий. Всю свою творческую жизнь Федор Ефимович помогал людям пережить горе, справиться с бедой, учил других, как правильно откликаться на чужую боль и беду. И вот Господь попустил этой беде войти в его жизнь. Федор Ефимович смиренно и мужественно принял известие о своей болезни. Помня слова своего духовника «Господь дурного не пошлет», в последние годы он как настоящий ученый проводит подлинный эксперимент, в котором сам является и испытателем, и испытуемым. Он не просто борется со своей смертельной болезнью, он наполняет это непростое и страшное время особым смыслом, творческим смыслом. Что происходит с человеком, которого поразил страшный недуг? Как это пережить? Как совладать, как справиться с этой бедой? Как подготовиться к смерти? С результатами этого удивительного эксперимента можно познакомиться в его работе «Типы духовного совладания», где под именем некоего «давнего моего пациента, у которого обнаружилось тяжелое заболевание», скрывается сам автор исследования.

 

«Человек начался с плача по умершему", - сказал М.К. Мамардашвили. Вслед за ним Федор Ефимович Василюк продолжил: "Ни одно самое разумное животное не хоронит своих собратьев. Хоронить – следовательно быть человеком. Но хоронить – это не отбрасывать, а прятать и сохранять. И на психологическом уровне главные акты мистерии горя – не отрыв энергии от утраченного объекта, а устроение образа этого объекта для сохранения в памяти. Человеческое горе не деструктивно (забыть, оторвать, отделиться), а конструктивно, оно призвано не разбрасывать, а собирать, не уничтожать, а творить – творить память".

 

Примерно за год до своей кончины он делал небольшой доклад на одной международной конференции и закончил его такими словами: «Милосердие и истина должны встретиться в нашей работе, в нашей душе, а как этого достичь - мы не знаем». Здесь Федор Ефимович проявил присущую ему скромность, ведь сам он несомненно был живым свидетельством человека, который соединил в своей душе правду и милость.

Вечная память рабу Божиему Федору!

Протоиерей Вячеслав Перевезенцев,

Журнал Московской Патриархии №2, 2018