Кузнецова vs Цискаридзе на Dance Open

Кузнецова vs Цискаридзе на Dance Open

https://t.me/mrdarcyandballs

Итак, самым огненным событием Dance Open пока что с большим отрывом является лекция балетного обозревателя Коммерсанта Татьяны Кузнецовой. Лекция называлась "Метод Вагановой - миф и реальность", и на нее пришел нынешний ректор АРБ им. Вагановой Николай Цискаридзе, приведя с собой десяток преподавателей академии. Небольшой зал того самого "креативного пространства" Цифербург был забит целиком.

Кузнецова начала с биографии Вагановой: семья, поступление в училище, школьные будни, классы, преподаватели. Периодически из зала раздавалось громкое хмыканье, что лично меня удивляло -- но это я еще не знала о достопочтенной делегации. 

-- Бывает, что хороший балетмейстер может быть плохим педагогом, а так себе балерина -- отличной преподавательницей. Например, Лев Иванов был педагогом никудышным...

-- Отличный он был педагог! -- послышался голос справа, такой презрительный, будто его обладатель сам лично учился у создателя белого адажио.

Кузнецова продолжала лекцию, но уже через некоторое время раздалось первое "Таня, ну что вы врете?" Некоторое время лектору удавалось отражать посылаемые ремарки типа "вы вообще эту книгу читали?", "вы не имеете никакого права об этом говорить, вы не все книжки про балет прочитали", "неправда, неправда, как вам не стыдно такое рассказывать", "Таня, не врите, ну сколько можно, вы все время нас обманываете" и т.д. Лекция плавно перетекала в бенефис ректора, и примерно через час лектор уступила ему микрофон, а потом и вовсе удалилась из зала.

Если честно, я не понимаю, как она и этот час продержалась. Очевидно, что острая на язык, язвительная Кузнецова когда-то в своей журналистской карьере насолила уважаемому Николаю Максимовичу, и он, воспользовавшись случаем, устроил публичный демарш, прикрываясь переживаниями за судьбу и репутацию Академии Вагановой. Пришедшие на лекцию ни о чем не подозревающие слушатели были вынуждены полтора часа слушать это невыносимо постыдное выяснение отношений, а точнее, совершенно неприемлемые комментарии и высказывания господина Ц.


Наученная опытом научных конференций и фейсбучных дискуссий, я смею утверждать, что в открытом медийном пространстве каждый имеет право высказать свое мнение, пусть и сто раз ошибочное. Выбирая мероприятие для посещения (вы когда-нибудь сходите на заседание секции "Фоносемантика", рекомендую), слушатель должен здраво оценивать возможности предоставляемого ему контента и уровень его адекватности. Говоря об искусстве, вообще невозможно представить степень объективности и правдивости описания истории; надеюсь, все понимают, что мемуары -- это не источник, а сочинение на тему. Цискаридзе говорит, что "всю правду" о методе Вагановой, а не "вот это вранье", можно узнать в самой академии, которая, дескать, абсолютно прозрачна и с радостью предоставит интересующимся любую информацию. В этом, честно говоря, есть сомнения. Приходить на научно-популярную лекцию и устраивать на ней истерику, оскорбляя лектора и обвиняя его в предвзятости -- это не уровень публичной дискуссии, которую нужно вести в культурной столице -- вверну здесь и я, раз уж Николай Максимович активно разыгрывал карту Петербурга в своем выступлении. И нельзя, вынудив автора уйти с собственного мероприятия, не дав ему полностью высказаться и, по сути, так же не предъявив никаких "вещественных доказательств" своей правоты, потом встать перед залом и рассказывать всем, какие у тебя были выдающиеся данные, как тебя хвалили педагоги и какой ты в целом умница и молодец. Любой нормально воспитанный человек, считая оппонента недостойным своего уровня или не обладающим достаточными знаниями, попросту не пускается в подобного рода споры, предпочитая не метать бисера перед свиньями, а если и устраивает показательные разоблачения, то только основательно выслушав другую точку зрения, и только в отведенный ему регламент, а не так, размахивая руками посреди лекции. Очевидно, что балетная журналистика фактологического или аналитического направления, как и любое другое высказывание подобного рода, должна проходить факт-чекинг, но в жанре рецензии Кузнецова имеет полное права высказываться об исполнителях и авторах сколь угодно нелестно и неприятно, потому что это ее личное мнение и оно, как и все другие, черт побери, отзывы, никак не может претендовать на объективность или истину. У каждого балетного обозревателя есть любимчики и антифавориты, и в силу человеческого фактора с этим поделать ничего нельзя. Если сейчас каждый артист, обладающий авторитетом или влиянием ректора балетной академии (а то, что у самого Цискаридзе тоже найдутся и прихлебатели, и ненавистники, не оставляет сомнений), будет подвергать публичному остракизму пишущих и говорящих про них журналистов, лекторов, зрителей и проч. -- на этом, друзья, можно вообще театр ваш закрывать, танцуйте дома для своей бабушки, она вам в жизни слова плохого не скажет.


Большое недоумение вызывает именно то, что организаторы фестиваля не смогли или не сочли нужным хотя бы постараться усмирить разошедшегося Н.М. и сохранить некое подобие цивилизованного культурного диалога. Кстати говоря, зрителям так и не удалось узнать, что же в методике Вагановой миф, а что -- реальность, причем ни от официального лектора, прерванного на полуслове, ни от его нежданного заместителя, который, впрочем, прекрасно знает всех знаменитых балерин по имени-отчеству.