Глава 15

Глава 15


Весна и лето пролетели незаметно, В трудах. Папа и дядя Миша разработали вручную небольшой огородик (в кустах за станционным поселком, где сейчас завод "Автозапчасть"), посадили первую картошку и обрабатывали её.

Папа говорил: "Врастаем в Дальневосточную землю".

Я готовился к переходу через класс и поступлению в Высшее начальное училище. Настала осень. Я сдал экзамен за третий класс и был принят в Высшее начальное училище.

Занятия начались 1-го сентября, как всегда с торжественного молебна. Ученики стояли в колоннах по классам. Директор Сергей Сергеевич Пестерев, бывший офицер, был в парадном вицмундире с эполетами и при шпаге. Директор держал военную дисциплину, бил учеников, побаивались его и учителя. После торжественного молебна, Сергей Сергеевич своим напутственным словом опустил нас с небес на грешную землю.

Сказал приблизительно так: "Скоро наступят морозы, а топить школу нечем. Поэтому каждое утро, каждый ученик несет в школу одно полено дров. Уча вас,учителя растрачивают энергию, и им нужно питать свой мозг, а питать нечем. Поэтому каждый ученик в пять дней один раз несет в школу одну бутылку молока. График, когда, кто должен приносить и контроль осуществляю я лично, без дров и молока в школу не приходи."

Возможно это та школа, но это не точно:).

Несмотря на такое начало, учится мне в "высшеначалке" нравилось. Школа рядом с домом. Новые люди, новые предметы. Любимыми предметами стали география, история. Учитель Бабиков привил любовь к географии, черчению, рисованию. А вот с пением не повезло. Арифметику и пение преподавал "Сам" Сергей Сергеевич. Попробовал мой голос и поставил меня к девчонкам дискантом. И когда надо было брать высокую ноту стучал палочкой или камертоном по моей голове, как по дорогому музыкальному инструменту.

Стал запоем читать писателей-романтистов: Майн Рида, Луи Жакомо, Луи Буссенара, Эмилио Сальгари, Жюля Верна.

Буссенар пленяет воображение.

В начале марта 1920 года японцы объявили "нейтралитет”.

11 марта 1920 года, днем, по льду реки Зея со стороны деревни Веденовка, к Суражевке подошел партизанский отряд Задерновского. Встречать партизан на лед реки к пристани вышло всё население Суражевки, ученики. Среди огромной толпы встречавших, попадались и отдельные фигуры японцев, пришедших явно с разведывательными целями. Отряд растянулся по дороге длинной лентой. Впереди колонны верхом на красивом гнедом жеребце ехал Задерновский в защитного цвета бекете, перетянутой ремнями, в защитного цвета шапке с ушами и козырьком, вооруженный маузером и шашкой, с красным бантом на груди. Рядом с ним, верхом на вороном скакуне ехала жена-амазонка в венгерке и несколько человек штаба. Потом шла колонна кавалерии, за ней пехота и обоз с пулеметами на санях.

Василий Задерновский.

Больше про Задерновского

Одеты и вооружены партизаны были разношерстно. Винтовки: русские, японские, карабины, берданы, дробовики, шашки, не у всех и тоже разные: драгунские, казацкие, японские. Некоторые кавалеристы были без седла, на подстилках, в обозе у пулеметов сидели на санях партизаны без обуви, с ногами завернутыми в тряпки.

Амурские партизаны. Одеты и вооружены действительно разношерстно.

Но это были "наши” и встречали их радостно с криками “Ура!”.

Отряд вошел в Суражевку по улице Большая. Задерновский со штабом остановился у здания Управы. Спешились Кто-то сорвал трехцветный флаг с Управы и повесил Красный. Вечером в Ушаковской школе был общий митинг, посвященный приходу партизан и установлению Советской власти.