Алеся Кафельникова - о наркотиках, депрессии и расставании с Pharaoh 

Алеся Кафельникова - о наркотиках, депрессии и расставании с Pharaoh 

https://t.me/SuperRu

Дочь теннисиста Евгения Кафельникова дала откровенное интервью журналу Tatler, в котором поделилась о тяжелом юношестве, попытках суицида, наркотиках и передозе.

"После предательства школьной подруги в Лондоне я подумала "Зачем людям чувства, если они причиняют такую боль?". Я разобрала точилку, вытащила лезвие и провела им по коже". 

"Меня отправили к психологу. Он диагностировал депрессию и анорексию. Я пообещала маме больше себя не резать, но меня это затянуло".

"Приехав в Москву на каникулы, я познакомилась с золотой молодежью. Меня приняли. Я больше не казалась себе гадким утенком. Я перестала себя резать". 

"После расставания с Никитой Новиковым меня снова стало засасывать в депрессию…"

"Однажды мне предложили выпить. Один бокал, второй… После третьего я начала рыдать, рассказала все, что со мной произошло. Подруга сняла меня исподтишка и продала видео за 30 тысяч журналу".

"Я снова сбежала в Лондон. Именно там я впервые покурила траву. Так начался мой роман с наркотиками. Когда я чувствовала, что мне плохо, я курила. Я не могла напиться свалившейся на меня свободой". 

"Тогда же я наткнулась на песню Фараона, подписалась на Глеба в Инстаграме, отправила в директе сердечки. Мы стали переписываться. Папины друзья отрицательно отнеслись к нашему роману. Говорили: "Он ужасный. Матерится, поет про наркотики". Как можно судить о человеке, не зная его? Он никогда со мной не матерился, и я никогда не видела его употребляющим. А я сама употребляла, но Глеб об этом не знал". 

"Отец поставил меня перед выбором: или он, или бойфренд. Я собрала вещи и переехала к Глебу. Папа заблокировал мои карты и забрал водителя". 

"Три недели я жила в эйфории, наркотики мне были не нужны". 

"На мероприятии я встретила Аркадия Новикова с женой. Мне захотелось написать Никите, мол, видела твоих родителей. Эсэмэску увидел Глеб". 

"Он попросил меня собрать вещи и уехать к маме. Боль разрывала меня, употребить было нечего. Я пошла в ванную и разрезала руку до кости. Дальше помню вспышками: скорая, родители Глеба, врачи, мне зашивают руку без анестезии, а я кайфую". 

"Все было плохо. С Глебом мы не могли наладить отношения. Я начала употреблять без пауз. Не было ни дня, чтобы я не была под наркотиками". 

"Тогда же у меня случилась передозировка. Четыре часа дня, Патрики, я без телефона, сумки и без памяти. Дошла до бутика Edem, попросила вызвать мне такси. Я очнулась дома: в руке торчала капельница. Меня еле откачали, изо рта шла пена". 

"Мне было все равно, жить не хотелось".